Главная » Малая родина » Трегубовское с/п

Великоустюгская централизованная библиотечная система

Трегубовское с/п
Индекс материала
Трегубовское с/п
Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны Трегубовского поселения.
Деревня Рогаткино.
Односельчане - воспоминания ветеранов.
История Щекино.
Летопись села Морозовица.
Из воспоминаний Старковской Ларисы Николаевны.
Горечь сердца забыть не даёт. Воспоминания детей войны.
О творчестве В.Т. Шаламова и фильме - Завещание Ленина - созданном по произведениям автора.
Все страницы

"По чувству долга он солдат: Воспоминания ветеранов Великой Отечественной войны Трегубовского поселения".

МКУК «Великоустюгская ЦБС». Трегубовский филиал №27

Составители: Голикова Л. П., зав. Трегубовской библиотекой, Перминова Н. Р., библиотекарь Трегубовского ф. №27.

д. Морозовица, 2010 г.

Пусть живые запомнят и пусть поколения знают

Эту взятую с боем, суровую правду солдат.

Семен Гудзенко

Бойцы.

От составителя.

Закончилась Великая Отечественная война, прошли десятилетия, за это время уже выросло три поколения людей, не испытавших ужасов войны, которые знают о ней из рассказов отцов и дедов, матерей и бабушек, из книг, кино и телефильмов, но высоко ценят мужество и отвагу нашего народа. Только в памяти ветерана, прошедшего дорогами войны, останутся свежи, как только что полученные раны, воспоминания. Воспоминания тех лет, грозных, огненных, где в огне пожарищ каждый день смерть забирала жизни наших бойцов. Память – это все, что осталось в сердцах живых ветеранов. И сейчас их обязанность – рассказать молодому поколению о той войне, что прокатилась по нашей родной земле огненным смерчем, сметая на своем пути все и забрав с собой 10730 жизней наших устюжан.

В нашем Трегубовском поселении к великой радости есть три ветерана: Коряковский Александр Алексеевич, Ситников Сергей Зосимович, Щукин Тихон Васильевич. Их воспоминания сейчас особенно важны и дороги, и мы хотим, чтобы они остались в памяти наших потомков.

Глянь на живых

Глянь на живых,

Пока они живые...

Запомни шрамы их и седину.

Их мужество в те годы грозовые

Спасло от рабства вольную страну.

Глянь на живых,

Запомни их награды,

Медали их и Славы ордена.

И помни:

Ничего-то им не надо,

Была бы вечно счастлива страна.

Глянь на живых.

Они ведь смерть встречали.

И смерть поныне снится им порой.

Они грустят,

Они скорбят ночами

О тех друзьях, что спят в земле сырой...

И помни ты,

Живой и невредимый,

Довольный положеньем и судьбой,

Что мы до той поры

Непобедимы,

Покамест память павшего с тобой.


Воспоминания Коряковского Александра Алексеевича.

Родился Александр Алексеевич 13 октября 1927 года в деревне Коряково Захаровского сельсовета Кичменгско-Городецкого района в крестьянской многодетной семье, вторым по счету ребенком. Родители Александра: отец Алексей Афанасьевич и мать Екатерина Александровна до войны работали в колхозе «1 мая».

Известие о войне запомнилось Александру слезами людей, причитаниями женщин и суровыми вмиг осунувшимися лицами мужчин. Ему в то время было только 13 лет. Отца сразу же забрали на фронт. За хозяина в доме остался Александр. Он закончил только пять классов, дальше учиться было некогда. Война! И этим все сказано. На плечах у матери и Александра лежала забота о двух младших братьях 11лет и самом маленьком, которому не было еще и года.

«Помогло в то военное голодное время только свое личное хозяйство. Спасибо отцу, что строго настрого наказал, когда уходил на войну, чтобы корову не продавали, а то беда, и овец продолжали держать, - вспоминает Александр Алексеевич – И это помогло, да еще как».

Мать Екатерина Александровна, старшая сестра Анна и сам Александр стали работать в колхозе. «Все делали: боронили, косили, копали картошку. Лошадей тогда не хватало, а пахотные площади были большие, приходилось обрабатывать и на быках. Работали с раннего утра до позднего вечера. Хорошо запомнил я нашего председателя колхоза Коряковского Ивана Сергеевича Героя Советского Союза, которого в начале войны после ранения комиссовали. Он для нас, мальчишек, был примером. Иван Сергеевич был строгим и справедливым, а иначе и нельзя было. К нам, ребятам, умел найти подход. Уставали, да еще как, но понимали, что надо.

«Надо! Надо! Надо!» - звучали, как девиз, эти слова. И мы вставали и делали, отгоняя усталость». Так проработал Александр Алексеевич в колхозе три трудных года.

Осенью 1944 года был призван в армию. А дальше? А дальше участвовал в оборонительных боях против фашистских захватчиков на территории Литвы, Латвии и Эстонии.

Советские войска настойчиво и упорно продолжали ликвидацию разрозненных групп противника. Немцы отчаянно сопротивлялись, но под воздействием нашего огня несли потери и уступали позицию за позицией. Враг был выбит из многих кварталов, но все еще отчаянно цеплялся, надеясь, что все еще измениться в лучшую для них сторону, но надежда была уже слабой. Совместно с местными жителями, не признавшими советскую власть, фашисты прятались в лесах. Вот с этими группами, которые наши солдаты называли «бандами» и пришлось воевать Александру.

Банды наносили свои удары внезапно, хотели застать наших солдат врасплох, но почувствовав в перестрелках неравные силы, снова скрывались в лесах. Один из эпизодов запомнился Александру Алексеевичу больше всех:

«Литовская полиция дала данные, что в доме по указанному ими адресу находится банда. Мы выехали, осмотрели дом, но никого не обнаружили. Все понимали, что полиция не могла дать нам ложные сведения, поэтому нашей задачей было все внимательно проверить. Рядом с домом располагались хозяйственные постройки, которые мы внимательно осматривали. Зашли в сарай, он был забит сеном, но что-то моим товарищам показалось странным, поэтому все начали убирать сено, отложив оружие в сторону. Убрав сено, мы обнаружили бункер (как колодец). Вот в этом бункере, как потом оказалось, и пряталась банда. Но когда мы открыли крышку этого бункера, там находился только один бандит, он охранял этот буккер, а вся банда, узнав откуда-то о полученных нами сведениях, спряталась в лесу. Немецкий солдат оказался очень проворным. Выскочив из бункера, он стал стрелять в наших солдат, при этом захватил и наше оружие. Ребята окружили его, но при перестрелке был ранен младший лейтенант. Я лег на цементированный фундамент, и в этот момент немец выскочил на меня. Не знаю, что это было растерянность или моя невнимательность, но я его упустил. С уверенностью могу сказать, что это был не страх, о страхе в то время мы никогда и не думали. Немец бросился бежать в сторону леса. Тут подоспели мои товарищи, перестрелка продолжалась, пока пуля наших ребят не подкосила бандита. Вот такой случай, но запомнился на всю жизнь»

«Тогда у нас была только одна задача – не дать пройти фашистам в деревни, не дать им там обосноваться. Было трудно, да и кому в то военное время было легко? Но всегда помогала наша солдатская дружба. Девиз был у всех: «Один за всех, и все за одного» Часто вспоминаю я товарищей, с которыми пришлось воевать. Хорошие были ребята, есть с кого пример брать. Сами не струсят и товарищей своих никогда не подведут. Вот этой дружбой, этой солдатской сплоченностью и одолели мы фашистов.

И лихие же у нас были солдаты! Били фашистов направо - налево, пулям не кланялись, за спины других не прятались. Уважали у нас в отряде старшего сержанта Анатолия и младшего сержанта Леонида. Всегда могли поддержать нас, находили подход к каждому из солдат. В минуты затишья умели шуткой развеселить, а во время боя всегда были первыми. Мне и после войны с ними пришлось воевать с бандами, очищать Литву, Латвию и Эстонию. Фамилии? Вот фамилии их я как раз и не помню. Почему-то их все время называли мы по именам, уважали, да и молодыми они еще тогда были. И откуда, казалось, была у них такая военная смекалка, как они смогли нас всех так сплотить, как сумели стать для всех нас примером? Приглядишься – обычные ребята, такие же, как и все, но было в них что-то такое, что сразу и не выразить словами. Открытый, добрый взгляд, но бывал и строгим, если это было нужно, веселый нрав, приятная улыбка, умение быть всегда ( как это сейчас говорят «душой компании»). Вот из таких парней и получаются хорошие солдаты, добрые товарищи, отличные друзья. И я рад, что меня судьба свела с такими людьми».

«Хитер был немец, а мы еще хитрее. Старались фашисты нас застать врасплох, но не выходило. Однажды днем напали они на нас из-за реки. А через реку был мост. Основная задача для немцев – захватить мост, а через него и выход к деревне. Надеялись, что мост плохо охраняется. Но не тут-то было. Наши разведчики хорошо работали. Мост был надежно защищен, там и расположились наши артиллеристы. Началась перестрелка, но почувствовав поражение, фашисты начали отступать. Наши меткие стрелки не дали им уйти. Враг был разбит. Еще одна операция немцев провалилась».

«Силы противника слабели. Измученные беспрерыв-ными боями, метавшиеся во все стороны группы гитлеровцев, искали спасения от надвигавшейся «грозы», боялись встречи, мести ожесточившегося русского солдата, уходили в глухие села, леса, где попадали в руки партизан, но все еще на что-то надеялись. А мы верили в нашу победу, чувствовали, что скоро уже конец войне, но не смотря на это, впереди предстояло еще много работы по уничтожению банд противника.

И вот, наконец, Победа! О ней мы узнали по радио. Наш взвод в тот счастливый день был направлен на задание. Я и младший сержант остались в казарме. И вдруг по радио объявили о победе. Радость, ликование, слезы, что все закончилось, что наступил долгожданный мир, гордость за то, что выстояли, что победили.

Но на этом мой военный путь не закончился. До 1950 года наш отряд боролся с бандитами, орудовавшими на территории Литвы, Латвии, Эстонии».

Весной 1950 года Александр приехал в отпуск домой. На протяжении всех военных лет, единственной любимой девушкой была и осталась Екатерина. Вот на ней и женился Александр во время отпуска. Но вскоре пришлось оставить молодую жену и снова вернуться на службу, но только уже на полгода.

За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками в ознаменование 40-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года Коряковский Александр Алексеевич награжден орденом Отечественной войны II степени.

19 февраля 1996 года Коряковский Александр Алексеевич был награжден медалью Жукова. Медаль Жукова.

А потом мирная жизнь. Александр вернулся к себе домой, к молодой жене. Сначала работал егерем в лесопункте, а потом в родном колхозе. Еще с детства Александр хорошо рисовал, но дальше развить свой талант так и не удалось. А мечта была. Проявил ее Александр по-особому. Строил дома, украшал их. Ни у кого в деревне не было таких красивых домов, как у него. Всю свою любовь, всю душу вкладывал он в свой дом. Когда спрашивали друзья: «Не надоело ли тебе все украшать, уделывать?». Александр отвечал: «Что бы я ни делал, что бы ни мастерил, всегда к любому делу отношусь с любовью. Только любовь помогает мне, вдохновляет меня на такую красоту». Дом Коряковских.И это правда. На Морозовице люди считают, что самый красивый дом у Александра Алексеевича, даже туристы всегда фотографируются у его дома.

Вот такой дом построил Александр, вернувшись со службы домой в родную деревню.

В этом доме родились в семье Коряковских все дети, а их у Александра Алексеевича и Екатерины Сергеевны трое. Дружно и счастливо жила семья. Любовь, уважение, внимание между супругами было всегда, а это самое главное. Детей воспитали на зависть всем, есть родителям кем гордиться.

В 1986 году семья переехала в деревню Морозовица. Там дом выстроили, да такой, что все в деревне любуются.

Дети выросли, достойными людьми стали. Старший сын Василий Александрович - сантехник, дочь Анна Александровна – воспитатель детского сада, младший сын Николай Александрович – офицер в звании майора. Внуков у Александра Алексеевича и Екатерины Сергеевны – 7 и правнуков – 7.

Сейчас Александру Алексеевичу 83 года, а Екатерине Сергеевне – 88, но по-прежнему счастливы, а иначе и не может быть.

Молодому поколению Александр Алексеевич желает:

«Мира над головой, счастья, радости, никогда не испытать того, что пережили мы. Любите Родину, берегите ее, никогда не давайте топтать нашу землю врагам. Знайте и помните в единстве и дружбе наша сила. Всегда будьте достойными нашей Родины».

Есть в памяти мгновения войны,

Что молниями светятся до смерти,-

Они полны священной немоты,

И – смертные – преграды мы не знаем,

Когда в кистях тяжелых, золотых

Перед глазами полковое знамя.

И тишина мгновенная страшна врагам,

Оцепеневших в черных травах,

Со всех дистанций боевых видна

Сердца нам осветившая волна –

Судьба живых и храбро павших слава.

Сергей Поделков

Воспоминания Ситникова Сергея Зосимовича.

Сергей Зосимович родился 13 августа 1924 года в деревне Морозовица Трегубовского сельсовета в многодетной семье старшим ребенком.

Когда наступила Великая Отечественная война, Сергею было 16 лет. Тогда он плавал на пароходе-буксире «Лоцман» по Северной Двине, Сухоне, Югу. На этом пароходе – буксире перевозили грузы. Тогда это были пока еще тихие мгновения, но все той же войны. Жестокая, разрушающая и убивающая сила нависает над этими мгновениями. Как хрупко, как призрачно – кратко все тихое, мирное, прекрасное...

И милый образ детства – лишь мелькнет, а первая любовь – оборвется... А будущее? А будущее будет, но когда? А сейчас война, и недолго осталось ждать до призыва в армию.

6 декабря 1942 года Сергей был призван в армию. Попал сначала на пересыльный пункт в Вологду. А оттуда?

Снова все вещи в мешке,

Снова подтянут и юн я ...

В памяти снова встают

Лица, события даты.

Снова солдатский наряд

Мне выдают интенданты.

Черной завесой беды

Не заволочены дали.

Что суждено испытать,

Мы еще не испытали...

Михаил Матусовский

Попал на Карельский фронт.

Войска советской армии во взаимодействии с силами Балтийского флота и Ладожской военной флотилией отразили все попытки прорвать оборону, нанесли ему серьезный урон и в конце сентября 1941 года вынудили прекратить наступательные действия. Фронт на северных подступах к Ленинграду стабилизировался до июня 1944 года.

В ходе обороны Карелии советские войска сорвали план фашистской Германии, рассчитанный на захват северных районов страны, не позволили финским и немецко-фашистским войскам соединиться и создать второе кольцо блокады вокруг Ленинграда, сковали в Карелии крупные силы противника и подготовили условия для последующего перехода в наступление на Карельском перешейке и в Южной Карелии.

«Карельский фронт в то время был в обороне, были бои местного значения. Все тогда понимали, что у Гитлера сил не хватает. Задача Гитлера - любой ценой перерезать Мурманскую дорогу, но это у него никак не получалось», - вспоминает Сергей Зосимович.

Со второй половины сентября 1941 по июнь 1944 года войска Карельского фронта находились в обороне на рубеже реки Западная Лица(60 км западнее Мурманска), по системе рек и озер(90 км западнее Кандалакши), западнее Ухты, Ругозеро, Повенец, Онежское озеро, река Свирь.

«Одеты мы тогда были плохо. Шинели у всех были уже сильно поношенные. Америка снабжала нас продуктами питания. Все шло через Мурманск, через Дальний Восток, вот почему для Медаль немцев была так важна Мурманская дорога. Мы это понимали, поэтому дорога находилась под хорошей охраной»

За освобождение Карелии Сергей Зосимович был награжден медалью «За отвагу».

15 ноября 1944 года в связи с выводом Финляндии из войны Карельский фронт был расформирован.

Сергей Зосимович продолжает вспоминать: «Когда Карельский фронт был расформирован, нас отправили на второй Белорусский фронт. Со станции Лоухи ехали в товарном вагоне до Шарьи. От Шарьи до Барановичей ехали поездом, а от станции Барановичи шли пешком 700 км. Шли по 50 км с небольшими перевалами, случалось, что на ночлег не останавливались. Двигались в сторону Гданьска. Вторым Белорусским Фронтом командовал тогда маршал Константин Константинович Рокоссовкий. Воевали, теряли друзей, но всегда находили силы снова подниматься, снова очищать наши земли от немецко – фашистских захватчиков. Тогда и всегда была одна цель – Победа. День за днем мы ее приближали. Мы это чувствовали, мы это знали. А иначе и быть не могло.

Тогда в тихие мгновения затишья каждый из нас мечтал о доме, а еще о том, что будет Победа, наступит мирное время и вот тогда мы будем вспоминать, что в грозные дни для Родины не сидели сложа руки, а помогали своей стране в ее тяжелой и очень важной борьбе с немецко - фашистскими захватчиками. Это были мечты... Каждый из нас отчаянно понимал, что враг еще силен и коварен, еще много придется пролить пота и крови, чтобы разбить его и прогнать с нашей земли. Как призыв в голове звучали слова: «Не давать пощады врагу!» И мы старались, как могли, но всегда старались.

23 марта 1945 года был ранен снайпером. Это было между боями.

Ранен был в живот. Пуля прошла рикошетом, левая рука не работала, весь истекал кровью».

Загнув рубашку, Сергей Зосимович показал нам оставшийся на всю жизнь шрам. От левой груди по всему животу ужасающе глубокий и длинный – отголосок той самой тяжелой войны.

«Сначала в полевом госпитале сделали операцию, - продолжает свой рассказ Сергей Зосимович – А потом отправили в госпиталь в Горький. Там пролежал три месяца. В госпитале встретил и Победу. Какая же это была радость, даже не передать словами. Радость за себя, за своих товарищей, радость за весь народ. И не только радость, а еще и гордость, что сумели и отстояли нашу Родину. В Горьком дали вторую группу инвалидности».

Орден Отечественной войны I степени.За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и в ознаменовании 40-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 марта 1985 года Ситников Сергей Зосимович награжден Орденом Отечественной Войны I степени.

«В конце августа 1945 года вернулся домой на Морозовицу. Когда возвращался домой, были украдены документы, гимнастерка и две пары белья. Документы позднее восстановили, а вот об инвалидности слишком поздно (пришлось ждать 20 лет), так что льготами не пользовался.

В 1946 году завербовался на север в Арктику. Там мы проводили топографическую съемку, искали полезные ископаемые.

В ноябре 1948 года приехал снова на Морозовицу. Стал работать на судоремонтном заводе (там проработал 40 лет).

5 февраля 1950 года женился на Зинаиде Николаевне. Она стала для меня всем: прекрасной женой, матерью моих детей, самой любимой женщиной.

Прожили мы вместе 48 лет. Эти годы для меня были самыми счастливыми в моей жизни".

На судоремонтном заводе Сергей Зосимович работал грузчиком транспортного цеха. За добросовестный и многолетний труд был отмечен грамотами и благодарственными письмами.

Почетная грамота. Грамота.Грамота.Грамота.

Сергей Зосимович один из самых уважаемых человек на Морозовице. Школьники любили приходить к нему в гости, и с интересом слушать рассказы о войне. Дочь Сергея Зосимовича Ирина Сергеевна Фадина всю жизнь посвятила работе с детьми. Она долгое время работала учителем в Морозовской средней школе. Ирина Сергеевна много сделала для Морозовицы. Благодаря ей, мы узнали о Герое Советского Союза Сергее Михайловиче Черепанове, узнали об истории деревни.

Все любили и уважали семью Ситниковых.

Молодому поколению Сергей Зосимович пожелал:

«Счастья, мирного неба над головой, любить свою Родину, гордиться ею. Приближается праздник Победы. Той победы, за которую ваши деды и прадеды не щадили крови своей и жизни. Отстояли нашу с вами свободу и счастье. Этого нельзя забывать никогда. И вы не забывайте».

Сергей Зосимович умер 23 августа 2013 года.

Воспоминания Щукина Тихона Васильевича.

Тихон Васильевич родился в небольшой деревеньке Пестово Трегубовского сельсовета 6 декабря 1926 года. Семья была небольшая, но зажиточная, с крепким хозяйством. Отца осудили, как кулака, и сослали на принудительные работы. Оттуда он вернулся больным и вскоре умер. Мать осталась с двумя детьми на руках. Младшему Тихону было в то время 6 лет.

Когда началась война, Тихону Васильевичу было 13 лет. Работал, во всем помогал матери. Каждый день ждали сообщений с фронта, переживали. Было страшно от того, что наша армия оставляет все новые и новые города и села. Тогда казалось, что этому не будет конца.

И вот 1943 год. Наступление врага было сорвано на всех направлениях фронта. Началось наступление наших войск.

Тихон Васильевич был призван в октябре 1943 года. Ему было всего 16 лет, совсем еще подросток. На протяжении всей жизни, был у Тихона Васильевича хороший друг Козулин Павел Николаевич. Вместе учились, вместе в 1943 году призвали в армию.

«За реку Сухону было тогда плохо, по заберегам пришли в военкомат, ночевали в клубе щетинщиков. На фронт пошли пешком. Сначала до Красавино пешком, ночевали в клубе. Затем до Ядрихи пешком. В Ядрихе ночью загнали всех в вагоны высокие без крыши, и дальше поехали в Котлас. В Котласе привезли в Дом Пионеров, потом подали состав, в вагонах сами делали нары. И отправили нас до Архангельска. В Архангельске распределили по частям. Павла Николаевича определили в стрелковую часть.

А я попал в 33 запасный полк, в учебный батальон. Как вспоминает Тихон Васильевич: «Роста был маленького, весил всего 46 кг. И поэтому отправили меня в учебку. Взяли в авиацию. Под Москвой в городе Киржач прыгали с аэростата с парашютом. Готовили нас к заброске в тыл врага».

1944 год. Наступление наших войск было стремительное. Армия была на подступах к Германии, поэтому учебный батальон, в котором находился Тихон Васильевич был расформирован и отправлен на фронт через Румынию. «В то время вредительства тоже хватало – вспоминает Тихон Васильевич – Вот румыны тоже хотели , чтобы мы погибли в аварии, хотели отправить порожняк навстречу, но его вовремя заметили и остановили. Отправили на передовую не сразу. Нашему отделению надо было доставлять снаряды. Как-то раз заехали на минное поле, первым колесом задели мину. Мина взорвалась, машину развернуло. Еще бы немного, и все погибли. Это был первый боевой эпизод".

«Был приказ - взять Вену. Зашли в город (продвигались только подвалами, повсюду были немцы). Шли, где-то дашь очередь, где-то бросишь гранату, но все знали, что приказ должен быть выполнен и мы обязаны все сделать для этого. Трудно пришлось, но приказ был выполнен».

В тот день, 8 апреля 1945 года, Тихон Васильевич был ранен осколком в руку и в ногу. Ранение было очень тяжелое, рана не заживала, врачи хотели ампутировать пальцы. Но Тихону Васильевичу повезло, рука осталась целой. К строевой службе после такого ранения солдат был не годен. В ноябре 1945 года Тихон Васильевич вернулся домой.

Не передать радости матери и сестры, что их сын и брат вернулся с войны. Будет хозяин в доме, а дел было много: дров заготовить, что-то отремонтировать, поправить огород, да много чего.

Колхоз нуждался в рабочих руках. А руки у Тихона Васильевича трудовые, не боятся никакой работы. Стал работать в лесу.

Парень хороший, работящий, видный. Как в народе говорят: «Мал, да удал». Девушки заглядывались. Была у Тихона до войны девушка, да не дождалась, выскочила замуж за другого. Долго не мог найти себе девушку по душе, но все-таки нашел . Да какую! Симпатичную, работящую, веселую. И живут они с Марией Александровной душа в душу уже более 60 лет. Родили и воспитали двоих детей.Медаль

Тихон Васильевич был награжден медалью «За боевые заслуги».

Жизнь послевоенная налаживалась. В колхозе появилась техника. И, закончив курсы механизаторов, Тихон Васильевич стал работать комбайнером. Работал комбайнером.Очень ответственный, трудолюбивый. Каждый болтик. Винтик перебрал своими руками, даже сам усовершенствовал комбайн. Десять лет, не покладая рук, трудился на полях.

Затем его призванием стала профессия – электромонтер. Зайди в любой дом в деревне – там вся электропроводка сделана его руками.

Труд Тихона Васильевича всегда и везде, где бы он ни работал, был оценен высоко. Не счесть почетных грамот и дипломов за высоко производственный труд, добросовестное отношение, за достигнутые успехи, за активное участие в общественной жизни коллектива. Тихон Васильевич занесен в Книгу Почета за большой вклад в развитии сельской электрификации.

Тихон Васильевич – большой души человек, радушный, приветливый хозяин, прекрасный наставник, к которому можно всегда обратиться за советом или помощью.

Молодому поколению Тихон Васильевич желает:

«Вечной молодости, здоровья, твердости духа, веры, любви к своей Родине, счастья, благополучия во всем, никогда не испытать ужасов войны, мирного неба над головой».

Грамота.Грамота.Грамота.Свидетельство.

Время неумолимо. И все меньше остается среди нас, живущих, тех, кто воевал на фронтах Великой отечественной войны. Кто. Не щадя себя. Трудился в тылу... сегодня они рядом с нами. И нам кажется, что так будет всегда. Что фронтовики и труженики, закаленные невиданными испытаниями, будут жить среди нас долго-долго. А потом мы вдруг узнаем, что только память бывает вечной...

Время неумолимо. Но память о фронтовиках, о тружениках тыла, переживших страшные дни войны, о тех, кто все возможное делал для приближения долгожданного дня Великой Победы, должна быть вечной и времени не подвластной.

...Время безжалостно. И наши герои уходят от нас очень тихо, скромно. А потом мы разводим руками, не успели, не спросили, не научились, не поблагодарили. Нам хочется всех призвать, давайте поспешим, давайте не упустим время, спросим, пока не поздно. Скажем слова благодарности реальным живым людям, а не памятникам...

Список использованной литературы:

1. Великая Отечественная война: Энциклопедия.- М.: Советская энциклопедия, 1985.

2. Дорогой мужества.- М.: Политиздат, 1988.

3. Свет Победы: Стихи.- М.: Военное издательство, 1986.


"Называли деревню Рогаткино: история деревни".

Два чувства дивно близки нам –

В них обретает сердцу пищу –

Любовь к родному пепелищу.

Любовь к отеческим гробам

А.С. Пушкин

Моя родная деревня Рогаткино в своё время попала в список неперспективных, а сейчас забытых. Память о деревне, о тех, кто жил, трудился, хочется сохранить и оставить потомкам след о родном уголке.

Деревня находилась в 10 верстах от Великого Устюга, на средине от больших дорог (трактов), ведущих на Никольск и Нюксеницу, и была крайней в Трегубовском сельсовете (её соседи - Щекинский и Самотовинский сельсоветы, от Парфёновско-го отделяли две реки: Юг и Шарденьга). Журналист А.В. Пестовский, уроженец деревни, в статье «Мне снится мама» писал: «Наша деревня не очень-то удачно была расположена - раскинулась по склонам глубокого оврага. Через него «лежал» мост. Крутой склон к нему был нелёгок на подъём. Моя мама удивительно легко, на ходу, составляла частушки. По любому поводу. Вот одна из них про этот угор:

Рогатенский-то угор,

Проклятой, какой крутой.

Не поешь, так и не вынесешь

Ведёрышки с водой.» 2

Мои ровесники часто удивляются, кто придумал такое название деревне и место её расположения. Все основания называть деревню Логаткино так как она полностью находилась в логах, как в котловане, а угоры защищали дома от ветра. Кругом лога и каждый имел своё название: Середний, Отнорки, Мысовой, Тыновой, Мендач, Ельничек. Вокруг деревни раскинулись поля, где выращивали зерновые культуры и овощи. Поля в основном были глинистые и суглинки, тяжёлые для обработки, требовали много внимания к себе. У каждого поля так же было название: Маслиха, Слуда. Прислон, Девяткино, Непры, Кочеватка... Из зерновых культур выращивали рожь, пшеницу, овёс, горох, ячмень и техническую культуру лён.

Мы жили в такое время, когда ткацкие станки невостребованными лежали на чердаках, но в каждой семье ещё хранились скатерти и полотенца, тканые и вышитые бабушками. Все работы, связанные со льном от посева до пряжи, мы видели, как выполняли наши матери, полоть и дёргать лён помогали и мы. После обмолота семян женщины лён расстилали в логах вылёживаться, затем снимали, сушили, мяли, трепали, чесали, пряли. Нитки использовали на подшивку валенок. Одна из моих сверстниц, Пестовская З.Н., продолжает и сейчас ткать на станке дорожки-половички для красавинцев, устюжан и гостей города, которые пользуются большим спросом.

Из овощей много внимания уделяли огурцам, так как была возможность увезти их в город и продать на рынке. Морковь и огурцы выращивали не только на своих, но и на колхозных грядках.

Весной обильные ручьи омывали деревню с двух сторон. В нескольких местах в том и другом ручье были сделаны, а может выбиты весенними ручьями, углубления, в которых круглый год женщины полоскали бельё. Вода в них была чистая, так как в верховьях были родники. Ниже деревни оба ручья соединялись в один, и бежал он в реку Шарденьгу к деревне Быково. На правой стороне реки Шарденьги был прекрасный пляж. Там в детские годы мы загорали, купались, ребята постарше ловили удочками рыбу. Летом утехой для ребят и девчонок была ловля рыбы корзинами в Ельничке. Её было великое множество: пескари, молявы, где поглубже, иногда промелькнёт и щурёнок. Рыбу не ели, ловили для интереса и кошкам. Ёлочки там были тогда небольшие, на них птицы вили гнёзда, выводили птенцов. Трогать гнёзда нам было строго запрещено. В Ельничке раньше всех созревала земляника. На верху угора была площадка, называлась Злобчиком. Там в Заговенье катали крашеные яйца. Так было заведено нашими предками. Лесов, богатых грибами и ягодами, вблизи деревни не было. Только на Гари росла брусника. Собранные ягоды почему-то меряли решётами, заливали в кадки водой, ели с сахарином, так как сахарного песку не было. Недалеко от деревни было «с гулькин нос» местечко, которое называли болотцем. Там клюква не росла, но встречалась наивкуснейшая ягода княжика. Позднее это место распахали тракторами под пашню. Сейчас княжика в лесах встречается очень редко, причём очень мелкая, без прежнего аромата. Грибы у нас называли губами. За волнушками, груздями ходили за несколько километров от деревни. В грибную пору можно было частенько услышать такие слова: «Куды?» - «На Буньковски зады. За губами». В Ельничке и на Гари росли еловики, иванчики, на Девяткине и в нескольких местах в логах - красноголовики, подберёзовики, сыроежки, бычки.

Любимым деревом моих земляков была черёмуха. Она росла у каждого дома и в логах. В середине мая черёмуховый аромат стоял по всей округе. Любили черёмуху за необыкновенную красоту при цветении, кроме того, черёмуха - сильное фитонцидное средство, которое хорошо отгоняет мух, оводов, мошек. Ягоды черёмухи использовались больше свежими, их любили взрослые и дети, а также их сушили для лечения различных заболеваний. Мы знали вкус ягод каждой черёмухи. В начале августа, как только начинали созревать ягоды, не только ребята, но и девчонки залезали высоко на черёмухи и лакомились ими. Бывало, и падали с черёмух. В 1956 году (тогда я училась на втором курсе техникума) сидела я на своей черёмухе, на большой ветке, которая была далеко от основного ствола, держаться было не за что, Ветка обломилась, и я вместе с ней оказалась на земле, в результате сломала ключицу.

Не уступала черёмухе рябина. Гроздья рябины украшали деревню с августа до глубокой осени. Ягоды рябины оставляли на чердаках на зиму. Они вкусны мороженые. А бабушка моя чистила рябиной свой медный самовар. Совсем мало в деревне было ягодных кустарников: смородины, малины, о крыжовнике совсем не слышали. Бывало, дедушка идёт из лесу, а я в корзинку его заглядываю, нет ли там какой-нибудь вкусненькой ягодки, и всё завидовала шикарной плантации садовой малины в соседней деревне Быково, которая росла под окном у Хабаровой Алевтины.

В «Списке населённых мест», по сведениям 1859 года, о нашей деревне говорится следующее: деревня Рогаткино, казённая, при речке Рогатянке и безымянном ключе, находится по правой стороне Никольского тракта; в деревне 18 дворов, проживало 129 человек (59 мужчин и 70 женщин). От деревни Рогаткино до волостного правления в деревне Трегубово было 4,5 версты. В сведениях о селениях Трегубовской волости Великоустюгского уезда, составленных 10 апреля 1896 года, написано: «Деревня Рогаткино расположена на земле крестьянского общества при просёлочной дороге и несудоходной речке Рогатянке, при колодечной и речной воде. В деревне 24 двора, проживает 185 человек (96 мужчин и 89 женщин), имеется одна мелочная лавка».4 Деревня относилась к приходу Морозовской Спасской церкви. В 1913 году в деревне насчитывался 41 дом, проживало 259 человек (111 мужчин и 148 женщин). Трудолюбивые люди жили в нашей деревне. Моя мама частенько говорила: «Когда жили единолично, жили хорошо, всего хватало тем, кто не ленился работать». Пестовский А.В. в статье «Мне снится мама» так написал о своих родителях: «Александра Анфиногеновна и Василий Александрович, мои родители, были честными, уважаемыми людьми. Очень смутно помню, как нашу семью пытались раскулачить. Тогда вся деревня встала на защиту: «Зачем же их «кулачить»?. Только за то, что живут в достатке, выращивают семьёй богатый урожай? И всё своим трудом». Так рассудили соседи, и нас оставили в покое».5

В каждом хозяйстве имелся скот, около дома участок земли, огороженный жердями, иногда тыном, где выращивали овощи и немного картошки. Кроме того было отведено общее поле, разделённое на все хозяйства (участки назывались номерами) по 20 соток. Там сеяли ячмень на зерно, солома уходила на корм скоту. Часть участка засаживалась картошкой. На хозяйственные нужды, а летом на полив, требовалось немало воды, поэтому у большинства домов был выкопан колодец. Мне запомнились 10. Был и свой копальщик колодцев. Мама рассказывала о нём так: «Приходил с работы он обычно навеселе, стучал в дверь и спрашивал у своей жены: «Денег или молодца?» «Молодца, молодца», - отвечала Татьяна. Глубина колодцев и вода в них была совершенно разная. Самый глубокий колодец 11 метров был у дома Пестовской А.В. Там, где были болотистые сырые места, воду брали только на хозяйственные нужды. Наш колодец, всего 6 метров глубиной, считался самым лучшим, вода чистая, как слеза. Удачное место было выбрано. Стоял «журавль», доставать воду было очень легко. Около колодца стояла деревянная колода, которую наполняли водой. Зимой сюда пригоняли лошадей на водопой. Летом, когда требовалось много воды на полив, её вынашивали полностью. А утром воды было столько же, как накануне. У большинства жителей деревни имелись свои бани. Они стояли на огороде или по склону оврага. Бани топились по-чёрному.

В 1934 году в нашей деревне был организован колхоз, который носил имя Семёна Михайловича Будённого, трижды Героя Советского Союза. Как известно, он много сделал для развития в стране коневодства. В нашем колхозе была хорошая конюшня, много лошадей, которых любили и взрослые, и дети. Больше всех мне запомнился горбоносый с широкой грудью, длинными ногами миролюбивый тяжеловоз Могучий. За свою историю колхоз много раз укрупняли и разукрупняли. В 1946 году произошло первое укрупнение, когда в него вошёл колхоз «20 годовщина Октября» (деревня Быково). Второе укрупнение было в 1950 году, был присоединён колхоз «Новый мир» (деревни Катеринино, Стеблиха, Телемские). Чуть позже присоединились колхозы «Зарево» Трегубовского сельсовета и «Сталинский призыв» и «Имени 12 декабря» Самотовинского сельсовета. Разукрупнение колхоза состоялось в 1954 году, в результате которого из него были выделены колхозы «Имени Маленкова» Трегубовского сельсовета и «Имени Молотова» Самотовинского сельсовета. В 1957 году колхоз «Имени Маленкова» был переименован в колхоз «Красное Знамя».6

Первым председателем нашего колхоза был Тележкин Николай Степанович, его сменил брат Сергей Степанович, во время войны - Пестовский Павел Михайлович. Сразу после войны председателем колхоза работал вернувшийся с фронта Ермолин Николай Васильевич. Это были голодные годы. На первом плане была забота - рассчитаться с государством хлебом, продуктами животноводства. За невыполнение плана следовали многочисленные «накачки» на совещаниях в райисполкоме. К председателю колхоза с различными вопросами шли люди, которые надеялись на его помощь, ждали умных решений, лучшей жизни, достатка хлеба, чтобы накормить голодных детей.

Давать высокие урожаи могли хорошо удобренные поля. Для этого со скотных дворов полностью вывозился навоз. Самым богатым на урожаи было поле Слуда. К этому полю и зимой можно было подъехать, к другим полям мешали лога, крутые склоны. Это поле, кроме навоза, удобрялось фекалиями. Для этого в колхозе были сделаны деревянные короба. Зимой самые смелые трудолюбивые женщины ездили на лошадях в город за фекалиями и развозили по полям. Богатейшие урожаи ржи и пшеницы вырастали на Слуде. Действительно, стеной стояла пшеница золотая, а рожь вырастала с рост человека. В районных сводках по урожайности колхоз не бывал в отстающих.

Ермолин Н.В. был строгим председателем, слишком строгим. Его боялись и взрослые, и дети. Сестрёнка Зоя и моя мама работали тогда свинарками, и мне часто приходилось слышать о его грубости и невнимании к людям. Нам, детям, так хотелось зелёного горошка, но он охранялся сторожем, украдкой приходилось рвать и макушку клевера на муку. Главным человеком в деревне после председателя был бригадир. Утром он обходил все дома и давал наряд на работу, соответственно погоде, а вечером обмеривал саженью сжатые полосы, вытеребленные сотки льна и проставлял в трудовых книжках трудодни. Бригадира уважали и всегда побаивались, ждали от него помощи в семейной нужде: привезти дрова, сено, съездить на мельницу. Бригадир - организатор на все сельскохозяйственные работы в деревне, он везде успевал, мог и приструнить ленивых. Перед отправкой на войну был бригадиром мой отец, в военные годы - моя тётя Анна Николаевна Ермолина, её сменил Н.А. Рогачев, после войны - А.А. Кошков.

Две семьи в деревне занимались пчеловодством. Вряд ли и они. Пестовский Василий А. и Ермолин Василий Васильевич, знали всё о бесценных лечебных свойствах мёда. Сейчас иссле-дователями доказано, что мёдом можно лечить более 100 болезней. Отец математики Пифагор, проживший 90 лет, считал, что столь почтенным возрастом он обязан мёду. Пчеловодством очень увлекался Л.Н. Толстой. Демокрит прожил 100 лет, и когда его спрашивали, как нужно жить, чтобы сохранить здоровье, он отвечал: «Нужно орошать внутренности мёдом». Нам удавалось попробовать медок только лишь тогда, когда мы становились неузнаваемыми от укуса пчелы. Хозяевам ничего не оставалось делать, как угостить мёдом.

Ермолин Михаил Александрович и дедушка Ермолин Александр Александрович  (отец- в первом ряду в центре, дед - в первом ряду слева). Поколению наших отцов и матерей выпала очень трудная доля - перейти из старого мира в новый, гражданская война, индустриализация, коллективизация, потом Великая Отечественная война, которая целиком вошла в наше поколение. Я не помню своего отца. Мне было 7 месяцев, когда он ушёл на войну, и я знаю его только по фотографиям. Мой брат Коля (он старше меня на 3 года 7 месяцев) рассказывал о таком эпизоде: «Перед отправкой на войну отец с мужчинами-односельчанами сидели за столом, выпивали. Я лежал на печке, где сушилось зерно, и бросил горсточку его на пол. Отец предупредил, что делать так нельзя. Мне надоело лежать, я взял и бросил ещё зерна на пол. Тогда отец принёс ремень и наказал меня». Воевал папа на Ладожском озере, был кавалеристом. Однополчанин его, Копылов Вячеслав из деревни Барсуково, видел отца перед боем, разговаривал с ним. А после боя папы не стало. По всей вероятности, он вместе с лошадью ушёл под лёд. Об этом В. Копылов рассказал маме, когда с ампутированной ногой вернулся с войны. К сожалению, не сохранилось ни одного письма от папы. В извещении, которое получила мама, было написано следующее: «Ваш муж, Ермолин Михаил Александрович 1911 года рождения, уроженец д. Рогаткино Трегубовского сельсовета, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, пропал без вести 17 января 1942 года. Похоронен - (пропуск). Настоящее извещение является документом для возбуждения ходатайства о пенсии». По данным профессора Академии военных наук генерал-полковника Г.Ф. Кривошеева до сих пор в числе безвозвратных потерь большую часть занимают без вести пропавшие. Согласно официальным данным, более 5 059 000 солдат пропали без вести. Мы с братом, не говоря уже о маме, так ждали отца. Я часто смотрела на дорогу, по которой шли в деревню пешеходы из Устюга. В то время возвращались солдаты из госпиталей, из плена. Мне очень хотелось увидеть папу. Коля, когда учился в Устюге в ремесленном училище, снова ходил к однополчанину отца в деревню Барсуково и расспрашивал его о последнем дне папы.

В таком возрасте брат очень нуждался в защите и помощи отца. До начала 1950-х годов ждали и не дождались. Осталась единственная память о моём отце - ель с шикарными шишками, которая и сейчас растёт на нашем огороде (сейчас пустыре), посаженная им в 11 -летнем возрасте, в 1922 году. Из нашей деревни вернулись с войны Н.В. Ермолин, С.П. Пестовский, В.Е. Пестовский, В.А. Пестовский, А.А. Пестовский, А.А. Кошков, Н.А. Кошков, И.С. Тележкин.

Жители деревни Рогаткино.


Возможно, мама первая принесла в нашу деревню радостную весть об окончании войны, о Победе. Её рассказ своим родным, знакомым настолько врезался мне в память, в душу, что как будто в этот майский тёплый день я вместе с ней шагала из Великого Устюга на своё Рогаткино. Между деревнями Коровней и Трегубовым её догнала незнакомая женщина и сказала: «Вот, милая моя, и война закончилась». Мама заплакала. Ведь её Миша ещё в 1942 году без вести пропал. У других, может, вернутся мужья, а у неё нет

К началу 1950-х годов в деревне было 32 дома, из них 2 нежилых, проживало 133 человека и всего с 6-ю фамилиями. Больше всех Пестовских, Тележкиныч, Кошковых. За невестами женихи далеко не ездили, брали замуж своих, деревенских. Почти у каждой семьи было прозвище: Оляйковы, Сыровы, Куликовы, Ковалихины, Окутаны, Мекишонковы,, Финяхины, Сельдочёнковы и другие, по именам предков - Ванькины, Катюхины, Оськины, Любавины (прозвище семьи моего дедушки, Любой звали его мать).

Мой дедушка по маме, Зарубин Павел Семёнович, родился в 1882 году в деревне Рогаткино. Он был невысокого роста, коренастый, с большой белой бородой. Умный, общительный, имел образование 3 класса, интересовался политикой, до конца своей жизни выписывал местную газету «Советская мысль». Всегда интересовался учёбой внучат, выделял того, кто хорошо учился. В молодости он каждый год ездил на заработки в Архангельск, работал там на лесопилке. Курил, сам выращивал себе табак. Очень любил рыбу, особенно треску. Каждую весну с нетерпением ждал рыбаков из деревни Пешова со свежей рыбой, покупал у них, а летом ходил с удочкой на Шарденьгу «под черёмушки». Весной 1960 года там простудился, заболел и умер. Бабушка, Пелагея Сергеевна, родилась в 1881 году в деревне Добрынино. Была неграмотная, кроткая, безропотно выполняла все женские обязанности. Любила чистоту и порядок в доме. В страдную пору, посевную и сенокос, варила и пекла на всю деревню. У бабушки и дедушки было семеро детей: два сына (Михаил и Николай) и пять дочерей (Анна, Серафима, Любовь, Вера и Александра (родилась 22 августа 1910 года, моя мама). Дети появлялись, как по расписанию, через два года. Жилось трудно. Тёти Анна, Сима и мама часто устраивались в прислуги, детей нянчить. Мама часто говорила, что и замуж-то её выдали из нянек. Жила она в то время в деревне Каликино. Приехали за ней и сказали, что её сватают. Маме не хотелось выходить замуж за моего отца, ей нравился другой парень, из этой же семьи. Всю дорогу проплакала, но ослушаться своего отца побоялась. Свадьбу делали 5 апреля 1930 года за одним столом с сестрой Анной. Обе вышли замуж в свою деревню. У тёти Анны в 1940 году мужа, дядю Ваню, за слова посадили на 10 лет. Работал он конопатчиком барж на судостроительно-судоремонтном заводе в Устюге, любил поболтать, сказал что-то лишнее, донёс на него товарищ по работе из деревни Катеринино. И 10 лет, «от звонка до звонка», отбывал он этот срок. У тёти Анны было уже двое детей: Толя и Капа. Сама она часто болела, и дедушка на 10 лет забрал их к себе. Тётя Сима вышла замуж в деревню Быково и уехала с мужем в Архангельск. Тётя Люба ещё до замужества отправилась в Сыктывкар, в войну работала шофёром, потом телефонисткой. Она пригласила в Сыктывкар сестру Веру, которая там простудилась, серьёзно заболела, вернулась домой. Время было военное, лекарств нужных не было, и в 1944 году, в возрасте 18 лет, её не стало.

У дедушки по папе, Ермолина Александра Александровича, было 5 сыновей. Старшие отделились и жили своими семьями. Жена умерла, некому было выполнять женскую работу: стирать, мыть, печь мягкие. Так появилась в семье Ермолиных моя мама. Она очень тепло отзывалась о своём свёкре. Жалел он её, ни одним словом не оскорбил, но жил недолго, умер до моего рождения. Мама вспоминала его как великого труженика. В 1920 году он построил огромный дом, который стоял на больших камнях, единственный в деревне по типу строения (общий коридор, две избы; одна из них так и не была обжита, хотя там была сложена русская печь; огромная кухня, горница-светлица, большой двор для скота).

До 1950 года в нашей деревне была начальная школа, 4 класса. Директором школы в то время был Ковалёв Николай Николаевич, родом из деревни Олениково. До него работали Лидия Григорьевна Юферицына, Нина Ефимовна Чицина. После Николая Николаевича директором школы работала Нина Николаевна Закусова. Несколько лет жила в школе с четырьмя детьми учительница Зоя Александровна Баскарева. В школу ходили дети из соседних деревень Быкова, Катеринина, Телемских, Стеблихи. Моей первой учительницей была Зинаида Михайловна Коняева. В школе в одном из классов иногда показывали немое кино, к Новому году в самом большом классе наряжали ёлку. Запомнила первое стихотворение, которое я читала на ёлке:

В Новый год над мирным краем

Бьют часы 12 раз.

Новый год в Кремле встречая,

Сталин думает о нас.

Он желает нам удачи

И здоровья в Новый год,

Чтоб сильнее и богаче

Становился наш народ.

Окончив начальную школу, дети продолжали учёбу в Щекинской семилетней школе за 3 километра от дома. Ни клуба, ни магазина в деревне не было. За покупками ходили в магазин в деревню Быково. На средине деревни в большом деревянном доме располагалась контора колхоза и ветеринарный пункт. Ветеринаром работала Валентина Ивановна Артемьева. На окраине деревни находились коровник, телятник, свинарник, конюшня. В 1940-е годы были птичник, овчарник. Длительное время доярками работали Анна Сергеевна Кошкова и Александра Васильевна Пестовская. Телятницей была Вера Степановна Кошкова, свинарками - Зоя Васильевна Ермолина и Александра Павловна Ермолина (моя мама), конюхом - Николай Алексеевич Рогачев.

Трудно жилось в 1940-1950-х годах в деревне. Многих мужчин забрала война. У дедушки по папе из 5 сыновей вернулся с войны один с ампутированной ногой, остался работать и жить в Новосибирске. У другого дедушки оба сына добровольцами ушли на фронт и не вернулись, кроме того, пропали без вести два зятя. Все заботы, вся работа легла на женские плечи. Работали наши матери без выходных, праздников, отпусков. Каждая имела детей, а их надо накормить, одеть, обуть, приласкать, а главное сохранить. Уходя на работу, детей одних не оставляли, нанимали няньку. Со мной долго нянчилась Катька, которая как в песне пелось: «Уродилась в поле как былинка, по людям ходила, где качала детей, тут коров доила». Жила она в нескольких семьях в нашей деревне. А когда все малыши подросли, а новых не появилось, мужчин не было, доживала она свой век на Морозовице в богадельне.

Сколько пришлось пережить нашим матерям в то суровое время! У них не было большого образования, но была любовь к труду, к земле, к родной сторонке. Каждый день надо было топить печь, стряпать мягкие, они не у каждой хозяйки получались. Есть же пословица: «одна мучка, да разные ручки». Да и от печки многое зависело. У моей бабушки была большая, битая из глины печь, дедушка вовремя и достаточно заготовлял дров. За то, что бабушка не экономила дрова, дедушка называл её «дровяное кастило». Маме часто приходилось топить печку сырыми дровами, их всегда не хватало. Доставая из печки мягкие, мама частенько приговаривала: «Мяконьки, мяконьки, не мекиша, не корки» или «Думала пышки, а вышли к горшкам покрышки». У бабушки было всегда тепло, приятно пахло, у неё в заначке всегда было что-нибудь вкусненькое, чтобы утешить обиженного. Мы очень любили сидеть у дедушки на печке. Она вмещала много ребятни, своих и соседских. Там рассказывали разные страшные истории, сказки. Печка спасала нас от холода, она не была для нас твёрдой, иногда на печке мы спали до утра. Там же любили играть в карты («подкидного», «вирюшки», «душу тянули»). Книг читали мало, брали их в школьной библиотеке. Первая книга, которая заставила меня переживать, была «Гуттаперчивый мальчик» Д.В. Григоровича. Игрушек у нас не было совсем. Нам очень хотелось играть в куклы. Ни у одной из моих сверстниц их не было. Мы были рады, когда мама из тряпочек сделает нам куколку без рук, без ног или что-то похожее на куклу. А мячики нам делали из коровьей шерсти. Весной коровушки линяли и мама ежегодно делала нам мячики. Ими играли и в лапту. Любимой игрой были прятки в старых нежилых домах, делились считалкой: «Палка идёт, заколотка идёт, кого первого найдёт, тот галить пойдёт». Летом пекли из глины пирожки, из пера лука «вили кудри», после дождя бегали босиком по лужам, зимой под слово «слабо» - по снегу.

Зерно, которое выращивали и давали на трудодни, женщины возили на лошадях на мельницу за шесть километров в деревню Скородум. С какой радостью ехали они обратно, довольные тем, что какое-то время будет возможность испечь хлеб с прибавлением настоящей муки к муке из травы (чаще, из макушек клевера, которые приходилось воровать). Однажды мама к настоящей муке добавила муки из ботвы картошки, накормила нас и ушла на работу. У нас заболели головы, особенно плохо было брату. Об этом сообщили маме. Она испугалась, заплакала, побежала домой и всё причитала: «Уморила, уморила ребят, что мне люди-то скажут». Да слава Богу, всё обошлось благополучно. В то время мы ели много травы. Самые первые, ранней весной, как только освобождались поля от снега, вылезали «пистики». Это прекрасная начинка для пирожков и каш. Потом вырастали пучки Они разные по вкусу и названиям: слатушки, островнушки, вонюшки, конюшки, у которых кроме верхушек ели и корешки. Больше всего любили островнушки, за ними ходили специально на Красный остров, приносили целые ноши. От того, что мы ели много травы, у нас были большие животы, как у беременных женщин. Брат и сейчас вспоминает: «Я очень гордился своим животом перед ребятами, похлопывал по нему, приговаривая, вот у меня какой живот, у вас такого нет».

Много трудностей было у женщин с заготовкой дров. Вовремя заготовить не успевали, некому было, и с подвозкой к дому были проблемы. Часто топить печь приходилось сырыми дровами, носить их на своих плечах. Бывало, мама убежит в лог, чтобы я не видела, на улице уже темнеет. Спрашиваю у бабушки: «Где мама?» А она, вместо того, чтобы успокоить, скажет: «Волки взяли и уехали, не стрясут, так далёко увезут». Я верила бабушке и плакала. Когда мы чуть подросли, стали помогать маме. Выпадет снег, мы возьмём санки и пойдём в лога за сушняком. Наломаем ольхи, берёзы, ивы, всё, что под силу, положим на санки. Все вымокнем, тащим, чулочки к коленкам примёрзнут. Дома наломаем тоненьких веточек, сидим, топим печку. Мама придёт с работы, обрадуется, в избе тепло. На зиму в домах ставили печки-времянки железные, но они быстро остывали. Пока печка топилась, мы пекли на ней картошку. Позднее, у кого была возможность, ставили кирпичные печки с плитой. На ней варили еду, грели воду, и тепло долго держалось.

Мама очень уставала на работе, а потом домашние дела. По соседям не ходила, некогда было, иногда к своим родителям заглянет и то по делу. Она не была строга с нами, хотя и не ласкала, как некоторые матери: не поцелует, не погладит по голове, так просто в семье это было не принято. Но мы понимали, что наша мама любит нас не меньше, чем другие матери. Когда мы были маленькие, зимой спали все втроём на печке, так как было холодно в избе, а когда становилось потеплее, перебирались на полати, летом на кровать или повить. Мама всегда интересовалась нашими успехами в школе, родительские собрания не пропускала. Я училась хорошо, до школы свободно читала, за меня она была спокойна, а Коля иногда получал замечания. Маме очень помогал Н.Н. Ковалёв. До конца жизни она с благодарностью его вспоминала за умелый подход к мальчишкам, которые росли без отцов. Счастливы были те дети, у которых жили в своей деревне дедушка с бабушкой. Они всегда выручали, чем могли. Дедушка валенки подошьёт, а бабушка всегда накормит. Но бабушки были только в трёх семьях и один дедушка на всю деревню. Большинство моих сверстников воспитывали одни матери. Они с болью и тоской по погибшим мужьям чувствовали постоянную ответственность перед людьми за жизнь и здоровье своих детей.

Труднее всех в деревне жилось двум женщинам: Кошковой Вере Степановне и Тележкиной Екатерине Михайловне. У той и другой было 4 детей. Кормильцы с войны не вернулись. Нужда заставила Веру Степановну самой соорудить баню, так как старая совсем развалилась. Брёвна для бани сами дети с помощью матери на плечах таскали за 1 км с реки Шарденьги. Ни бабушки, ни дедушки не было. Подрастал помощник, сын Коля, который уже учился в техникуме. Зимой уехал он в лес за дровами на быке. Физическая перегрузка, недоедание сделали своё дело, домой из леса он не вернулся. Пришёл бы домой бык, да зацепился санями за пенёк. Мать нашла сына полуживого в лесу. Медики вернуть его к жизни не смогли. Так не стало помощника. Сама заболела, сделали операцию. Тяжёлая работа была ей запрещена. А на кого она её могла взвалить? Чуть лучше было положение Екатерины Тележкиной. Там была бабушка, правда, с плохим зрением, и здоровьем Екатерина была крепче.

Сейчас этих великих тружениц нет с нами, но они оставили в каждой из нас частицу своей души. Они учили нас труду, добру, сочувствовать другим, терпимо относиться к людям и не отчаиваться в трудные минуты. К моей доброй маме за каплями утешения приходили соседки Она старалась, как могла, помочь словами. А сама, когда ей была нужна помощь, ходила к своему отцу. Он всегда её выслушивал и давал дельный совет, а заканчивал обычно такими словами: «Не расстраивайся, Олексаха, всё переживём, это пустяки. Придёт время, из-за спичечного коробка расстроишься, береги себя».

С ранних лет мы привыкали к труду. Мама не заставляла нас делать ту или иную работу и никогда не ругала. Мы как-то сами понимали, что надо делать. Полоть грядки я начала совсем малюсенькая, из борозды не видно. Придут бабы на работу и говорят маме: «Олька, у тебя опять Галинка сидит в борозде, всю морковь выдергает». Она улыбнётся и скажет: «Всю не выдергает, и нам останется». Всё упрашивала я маму научить меня доить корову. Она не согласилась. Корова Радуга была строптива, рога крутые, вся чёрная, за ней в жаркую погоду летала туча оводов. В мою обязанность входило встречать её и открывать дверь во двор. Не успела я как-то вовремя распахнуть дверь, и она припёрла меня рогами к дверям. Как много значили в то время молоко и корова! Ведь другого не было в деревне средства, чтобы выжить. Вначале у нас была корова на одних, потом держали с дедушкой на двоих, а позднее перешли на «сталинских коровок», держали козу.

Зимой ребята любили кататься на лыжах, а мы на санках. Для этого угоров у нас было предостаточно. Однажды мой брат катился на лыжах и залетел на жерди в огороде, сломал ногу в бедре. Мама на лошади увезла в В.Устюг в больницу. Долго лежал на вытяжке, потом в гипсе. Когда привезли домой, ему не терпелось пилить, колоть привезённые из леса дрова. Как только мама уйдёт на работу, он похромает во двор и за работу. Мама очень боялась, что он надсадит, доведёт ногу. Забота её прошла, когда он стал бегать и кататься, как раньше, только отстал от своих сверстников по учёбе на один год.

Когда мы подросли, стали маме помогать зарабатывать трудодни: пололи сорняки на полях, собирали золу для колхоза, поливали колхозные грядки с огурцами и морковью. Тревога матерей, как докормить бурёнку до выпуска на подножный корм, не давала и нам покоя. Зимой с Красного острова кол-хозники возили на санях сено. У стожья и по обочинам дорог к весне его оставалось немало. Это сено очень ценилось. В одном из стихотворений В. Ситников, поэт с Морозовицы, написал замечательные строки о сене с Красного острова: «Пахнет мёдом сено из-за реки». Весной мы брали санки и собирали его. Летом по склонам оврагов рано поспевала земляника. Насобираем по ягодке литр, иногда два, и унесём в воскресенье на рынок в город. На вырученные деньги покупали батоны, баранки. Самым ненавистным было пасти летом поросят. Мама работала свинаркой, и это входило в её обязанности. Все наши подружки побегут на реку купаться, а мы с двоюродной сестрой Валей в Ельничке или в своей деревне хрюшек пасти. Они залягут в траву, в бурелом от жары спрячутся, трудно найти. Считаем, считаем, не хватает одного, двух, переживаем, до слёз доходило.

Одно из самых ярких воспоминаний детства - сенокосная пора, самая горячая и весёлая работа, похожая на праздник. В это время старались одеваться в белое, не так жарко, и овод меньше пристаёт. Нашему колхозу выделялся небольшой участок покоса на Красном острове (6 га) и на берегу реки Шарденьги (12 га), в Загороде. Там заранее мужчины делали шалаши, привозили необходимый инвентарь (косы, грабли, вилы). Мужчины и молодёжь там и жили, а женщинам приходилось каждый день ходить домой. Нужно было коров подоить, напечь мягких, шанег, селянок. В сенокос старались питаться лучше, работа была тяжёлая. Суп варила и чай кипятила на всех повариха, моя бабушка Пелагея Сергеевна. К этому времени резали колхозную скотину. С утра, как подсохнет роса, ворошили валы сена, ломали копны. Часов в 13 начинали обедать. Самое весёлое время после обеда: рассказы новостей, интересных историй, шутки, смех, купание в реке. В 14 часов начинали метать стога. Женщины уходили копнить сено. Работая у всех на виду, бабы и девчонки старались ловко орудовать граблями, побольше захватить ношу, красивее и побольше наложить копен. Лучше всех в этой и другой работе получалось у Синюшкиной Нины, Мокиевской Грани, Кошковой Марии. Так хотелось подражать им! Только силёнок у нас было в то время ещё маловато. Копны к стогу возили на конях. Кто поддевал их на полозки, а кто отцеплял у стога. Лошадь давали не только ребятам. Некоторые девчонки ездили очень хорошо, например, Капа Кошкова, Зина Пестовская.

К концу рабочего дня уставали все: и взрослые, и малолетки. Не раз вспоминались мне слова мамы при разговоре с бабами, когда мы возвращались с сенокоса из Загороды. Поднимались мы из Поляночки к Злобчику, и несколько девчонок обогнали женщин. Одна из них сказала: «Вот ведь, молоденькие, побежали, нисколько не устали». А мама, которая всех жалела и всем сочувствовала, на это ответила так: «Нет, бабы, они тоже устают, только быстрее нас отдыхают».

К нам в гости летом приезжал из Сыктывкара племянник мамы Володя. Он тоже принимал участие в подвозе копен к стогу. Утром бригадир, когда давал наряд на работу маме, говорил: «Александра, забирай с собой гостя, он будет подвозить копны к стогу». Володя был ещё маловат, и мама очень беспокоилась, как бы лошадь его не сбросила. После целого дня на свежем воздухе у него появлялся хороший аппетит. Возвратившись домой, в Сыктывкар, он потом часто тётю Любу просил напечь пирогов на чёрной корке (белой муки мы тогда не видывали), таких, какие печёт тётя Александра. Вспоминал он шаньги и луковники, которые у мамы всегда получались вкусные. Тётя Люба каждое лето, пока были живы её родители, приезжала в гости. Мы с нетерпением ждали её приезда, так как всегда получали в подарок платье или туфельки. Эти 2-3 недели её отпуска у нас был настоящий праздник и на душе и на столе. Она привозила с собой крупы, сахарного песку, муки. Не только продуктов, но и много другого (мыла, спичек, керосина) у нас тогда не было.

После сенокоса на Красном острове и в Загороде полностью выкашивали лога. Женщины с косами-стойками часа в 3 утра уходили косить траву, не оставляя после себя ни одного клочка. Для своей коровы совершенно негде было косить или жать серпом.

iteli_derevni

Было очень строго. Для личной коровы оставалась солома с номера, со своего участка, перетрясенная с сенцом, которое давали на трудодни. Косы-стойки появились в деревне, благодаря Фёдору Кайтановичу Рудницкому (до его появления в деревне траву косили косами-горбушами). Семья Рудницких (Фёдор, его жена Клементина и их дочь Феня) была выслана с юга в северные районы в 1930-е годы. Так они оказались в деревне Рогаткино. Фёдор Кайтанович — отличный кузнец, был мастером на все руки и многому научил деревенских мальчишек. Он сделал станок для изготовления льняного масла, который долго стоял в нашем доме. Вначале Рудницкие жили с нами, так как одна изба у нас была свободна. Потом им дали зимовочку за мостом. После того, как было получено разрешение вернуться, они уехали на Украину, писали письма маме, приглашали в гости. Моей детской мечтой долгое время оставалась поездка на Украину за яблоками, грушами, сливами, которых мы ни разу не видели и не пробовали. Единственное, что я запомнила из их адреса, - колхоз «Перемога».

Трагичной была судьба ещё одной женщины из нашей деревни — Пестовской Зельмы Вильгельмовны (1891 г.р.). Она оказалась без вины виноватой в то страшное время, была поса-жена и отбыла 10 лет за решёткой только за то, что она - немка. Во время Первой мировой войны Пестовский Симон Петрович попал в плен в Германию, оттуда и привёз Зельму обманным путём. По рассказам мамы, он обещал ей «златые горы», сказал, что на родине у него есть две лавки. Привёз домой, завёл в пустую избу и указал на лавки, которые стояли у стен. Садись на любую. Непросто было Зельме привыкнуть к новым обычаям, условиям жизни, научиться другому языку. У неё была дочь Эрика, которая, приехав с матерью в чужую страну, не смогла привыкнуть к новой обстановке, уехала обратно в Германию. Зельма потом разыскивала её всю жизнь и не нашла. Общительная, добрая, трудолюбивая, она прижилась в Рогаткине. Деревенские женщины сочувствовали ей и быстро приняли в свою среду. Нам, мелюзге, часто было смешно, что она не так выговаривает слова, не на ту букву делает ударения. Зельма привезла с собой швейную машину «Singer», шила нам простенькие платьица, жакеты, фуфайки. Мы все были рады этому, так как больше ни у кого швейных машин не было. После того, как Зельмы не стало, машинка по завещанию перешла к Кошковой Вере Степановне и до сих пор продолжает прекрасно шить. Конечно, Зельма скучала по своей родине. Об этом можно судить хотя бы потому, что она всю жизнь выписывала и читала немецкую газету.

После уборки урожая в деревне проводились колхозные праздники. Мы ждали их не меньше, чем взрослые. Было угощенье, веселье. Бабы плясали, пели частушки, песни. Многие знали старинные песни, плясовые куплеты. Мы их мало запомнили. Гармонистов в деревне не было. Часто играли мелодии на языке, имитировали игру гармониста голосом или пели плясовые куплеты. Вот некоторые из них:

Давайте, девушки, восьмёрку сделаем.

Ребят не хватит, до деревни сбегаем.

До деревни, до Осинова,

Приведём парня красивова.

На болоте две гагары да кулик. На

покосе две старухи да старик.

Накосили зарод сенца. Эта песенка

опять с конца.

Синтитюриха корову продала.

На корову балалайку завела.

Балалаечка поигрывает,

Синтитюриха поплясывает.

Кроме колхозных праздников устраивали «складыни» к большим праздникам. Собирались в конторе колхоза или у Пестовской Анны Александровны.

Приносили на стол еду, кто чем богат, выпивали немного, шутили, женщины наряжались в мужскую одежду, пели частушки, песни: «По Дону гуляет», «Кари глазки», «Шумел ка-мыш», «Уродилася я», «Васильки» и другие. Вначале всем было весело, а потом женщины- вдовы, вспомнив своих погибших мужей, голосили по-другому, каждая о своём горе.

Ягодиночку убили

Да и мне бы умереть.

Ни который ни которого

Не стали бы жалеть.

Ягодиночку убили,

Не убили, ранили.

Хоть бы раненого дролечку

Домой отправили.

Отмечали и главные православные праздники: Рождество, Пасху и другие. Перед Пасхой мыли в избах. Потолок, стены, пол натирали дресвой. Выставляли зимние рамы, открывали окна. В избах царили чистота и особый воздух, раздавались необычные звуки. В Заговенье красили куриные яйца, а потом пробовали их на крепость с другими. Особенно готовились и ждали свой престольный праздник - Троицын день. Пекли пироги, встречали и угощали гостей из окрестных деревень, в основном родственников. С этого дня начинали заготовлять берёзовый лист.

Запомнился и народный праздник Масленицы катанием на шестах. Для этого сколачивали длинные жерди и устанавливали под склон угора. Жерди и валенки обливали водой, чтобы подмёрзли. Парами, держа друг друга за руку, катились под угор. Вечером жгли пучки кудели, сжигали зиму. А ещё в масленицу катали «бобра». В первый год замужества дочери тёща при-глашала зятя на блины. Несколько мужчин и женщин впрягались в сани и катали молодых по деревне, а потом спускали са-ни под угор и брали за это выкуп.

Соблюдали ли посты жители деревни? Некоторые соблюдали. Но в каждом доме в красном углу стояли иконы. У одних - много, у других меньше. Весь угол, сверху до низу, был в иконах у Пестовской Агнии Ивановны. Жители деревни ходили в церковь в Великий Устюг. Там крестили детей. Заранее договаривались, в один из дней собирали всех маленьких детей и везли на лошади в церковь. Случилось так, что меня вовремя не окрестили из-за болезни мамы. В деревне была бабушка-повитуха Митревна. Она помогала женщинам при родах и крестила новорожденных. Но моя бабушка настояла на том, чтобы я перед школой была окрещена в церкви. В августе 1948 года, когда пришла пора учиться в школе, мы с бабушкой пешочком сходили в Великий Устюг, и в церкви Прокопия Праведного меня окрестили. Из всех, кого крестили в тот день, я была самая большая.

Клуба в нашей деревне не было. Когда мы подросли, стали ходить в клуб за 3 км в деревню Щекино. Мы любили петь песни, которые слышали от взрослых («Рожь», «Чёрное море моё», «На побывку едет молодой моряк» и другие). По дороге в Щекино чаще пели частушки, которые летели одна за другой.

Задушевная моя,

Любила дролечку не я.

Любили серые глазёночки

Да молодость моя.

Задушевная, с тобой

Бывали и любимые.

По одной дороженьке

Ходили наши милые


Любили петь и ребячьи частушки, которых знали тоже много.

Все угоры-косогоры

Тросточка измерила.

От души любил девчонку,

А она не верила.

Нам никто не запретит

По этой улочке ходить.

Стены каменны пробьём,

По этой улочке пройдем.

На забывается один из дней рождения у Нины Барсуковой на Морозовице. Там был гармонист, которого мы «замучили». Он только головой качал и говорил: «Ну, девки, ну, рогатянки! Откуда вы частушки берёте? Будет ли им конец?».

После войны было очень сложно с одеждой, обувью. Старую износили или продали, а новой не было. Мы рады были каждому метру ситца, любой ткани, чтобы сшить платье, кофточку. Какими счастливыми считали мы себя с сестрёнкой Валей, когда нам из Мурманска привезли на платья штапеля! Как берегли и ухаживали с Галей Пестовской за резиновыми сапожками, которые купила и выслала из Москвы её тётя Катя. Эти обновы не забываемы.

На стенах в избах в 1950-е годы весили различные бумажные картины, плакаты, особенно много о борьбе за мир. У нас в избе долго висел плакат с изображением поля с хлебом, двух мужчин и женщины и следующими строками:

В институте быстро время протекло,

Возвратился инженер в своё село.

Председатель земляка пришёл встречать.

Обнимает сына радостная мать:

«Ты надолго ль?» - «Не надолго, навсегда.

На работу прислан Родиной сюда».

Всюду счастьем дышат наши жизнь и труд.

Инженеру много дела есть и тут.

В 1950-е годы в стране началось быстрое развитие промышленности. В городах требовались рабочие руки. Они были в деревне, где условия жизни и труда были намного хуже, по сравнению с городом. Колхозник должен был сдавать государству зерно, молоко, платить налоги, добровольно подписываться на государственные займы. Помню, как по домам в нашей деревне ходил уполномоченный, а женщины прятались от него, чтобы не подписываться на заем. Молодёжь после окончания школы любыми путями стремилась уехать из деревни в город на учёбу, на работу, в няньки. На учёбу уезжали без препятствий, а для устройства на работу требовался паспорт, получить который было очень трудно. По этому поводу была сложена частушка:

Из колхоза убегали,

Все обтёрли лавочки.

У председателя Ермолина

Просили справочки.

Населения в деревнях становилось всё меньше, деревни вымирали. В 1949 году в деревне Рогаткино было 31 хозяйство, к 1960 году осталось 19 хозяйств. Деревня прекратила своё существование в 1975-1976 годах. На основании решения Вологодского облисполкома № 351 от 1 июня 1976 года из учётных данных по административно-территориальному делению деревня Рогаткино была исключена. Дольше всех жили на Рогаткине Тележкина Александра Осиповна и моя тётя Пестовская Анна Павловна, которая последней в 1975 году переехала на центральную усадьбу совхоза в деревню Морозовица.

Из многих русских деревень вышли прославленные люди. Очень знаменитые из деревни Рогаткино мне не известны. Здесь жили простые труженики, которые в военное и мирное время выращивали высокие урожаи зерна, были в передовых по производству продуктов животноводства. Наш земляк Кошков Николай Фёдорович (1864 г.р.) был призван в армию в 1885 году, служил минным машинистом 1 статьи на корабле «Пётр Великий», на крейсере 1 ранга «Минин» (1891-1892), был в заграничном плавании. Старшее поколение помнит Анатолия Васильевича Пестовского, который после окончания сельхозтехникума работал участковым агрономом в Опоках, затем был председателем Трегубовского сельсовета, но больше его знают как корреспондента газеты «Советская мысль».

Каждую весну я жду встречи со своей родиной. В течение лета побываю там не один раз. Самое дорогое, что осталось для меня от родной деревни, - моя задушевная подруга, плакучая берёза вблизи моего дома, с которой мы вместе росли. Поздороваюсь, обниму, расскажу ей о своих радостях и печалях. За последние годы берёза сильно изменилась: кора стала грубой, шершавой, ветви чуть-чуть не достают до земли. Под берёзой вот уже несколько лет растут подберёзовики. Сколько ей лет, никто не знает. Все мои земляки помнят берёзу и часто спрашивают меня: «Стоит ли берёза?».

bereza

А ещё все помнят огромный тополь, что стоял около дома моего дедушки. На тополе висела качель, и около него в летнее время всегда было многолюдно, звучали частушки и песни. Но помешал тополь кому-то, подрезали ему корни трактором. Он подсох и упал.

rogatkino

Сейчас на этом месте разрослась тополиная роща да осталась частушка, сочинённая Анной Александровной Пестовской:

Мне не вся деревня мила,

Только половиночка,

Где-ка тополь выше окон,

Тут мой ягодиночка.

И защемит у меня сердце каждый раз, когда выйду на Набережную к церкви Николы Гостиного. Отсюда хорошо видна старая дорога, по которой ходили на базар с ношами женщины из деревни Рогаткино. Самые удалые спешили прийти к Сухоне, к лодке, первыми, сесть за вёсла, чтобы не платить деньги лодочнику за перевоз. Сейчас у всех моих ровесников матери ушли в мир иной. Все женщины были верны своим мужьям, погибшим на войне. Ни одна из восьми вдов после войны не вышла замуж. Горько, обидно, что не осталось ни одного дома в деревне, не выкашиваются лога и пожни, кустарниками зарастают поля, за которыми так заботливо ухаживали наши предки. Вот уже не-сколько лет мы собираем в деревне шиповник и грибы (маслята, подберёзовики, волнушки). Шиповник в начале июня своим красивым цветением извещает о начале лета, о наступлении тепла, а в сентябре мы любуемся его плодами. Они различны по форме, цвету, величине и вкусу. Весь склон Слуды, более километра, в кустах шиповника. С мамой, пока ей позволяло здоровье, мы часто ездили за шиповником и земляникой. Мама очень любила свою деревню, которая в последние годы ей часто снилась. Однажды она проснулась со словами: «Христовое ты наше Рогаткино!». Давно нет родной деревни, но она по-прежнему волнует и притягивает меня.

Примечания:

1. Журнал «Библиотека». №11. 2004. С.74.

Словарь языка Пушкина. В 4-х томах. Т.2. М., 1957. С.523.

2. Советская мысль. 22 ноября 1996 года.

3. Список населённых мест по сведениям 1859 года.

VII. Вологодская губерния. Изд. Центр. Статистич. Комитета МВД. Спб., 1866. IX. Устюжский уезд. С.363-430.

4. МУ ВЦА. Ф.16.Оп.1.Д.35.Л.27.

5. Пестовский А. Мне снится мама // Советская мысль. 1996. 22 ноября.

6. МУВЦА. Ф.Р-409.Д.З.

7. Журнал «Огонёк». № 19. 2006. С. 12-13.

8. Книга памяти Вологодской области. Великоустюгский район.

Вологда, 1995. С.628.

9. МУ ВЦА. Ф.575. Оп.1. Д.115. Листы не нумерованы.

Составитель: Аникиева Галина Михайловна (родилась в деревне Рогаткино в 1940 году, окончила Великоустюгский библиотечный техникум им. Н.К. Крупской в 1958 г., работала в Великоустюгской городской библиотечной системе, живёт в В.Устюге).

PS.

"...Любовь к родному пепелищу..."

Великий русский поэт сказал замечательные слова о любви к своей малой родине

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

19 июня - Троицын день, по дороге на Морозовицу (1970 -е годы). Эти слова поэта не заденут только самых равнодушных. Многие покинувшие свою родину скучают по ней, она снится им, некоторые мечтают побывать там, посмотреть как она изменилась. Несколько лет назадуж очень заскучали бывшие рогатяне, сейчас живущие в городах, и решили побывать коллективно в престольный праздник своей деревни Рогаткино - Троицын день. Огранизовал поездку Кошков Г.А.

Деревня Рогаткино Трегубовского с/с находится в 10 километрах от Великого Устюга. Да так случилось, что она попала в список неперспективных, а сейчас забытых. А ведь в ней было всё необходимое для нормальной жизни, были пусть небольшие животноводческие фермы. К началу 50-х годов в деревне было 32 дома. Позднее неперспективная деревня стала, как будто, таять. К Жители д. Рогаткино.1960 году в деревне осталось 19 хозяйств. В 1970-х годах покинула Рогаткино последняя жительница Пестовская - переехала на центральную усадьбу в деревню Морозовица. Давно уже нет в деревне ни одного дома или сарая. Встречают только тополиннные рощи, могучая красавица берёза, доживающие свой век черёмухи и рябины, и молодая поросль к ним, тропинки, которые не все ещё стерлись.


МУК «Великоустюгская ЦБС». Щекинская библиотека-филиал №30.

Составитель: С.А. Соловьева, библиотекарь, д. Щекино, 2010

«Односельчане».

В ночь на 22 июня 1941 года совершилось одно из самых страшных злодеяний в истории человечества. В 3 часа 30 минут вся пограничная зона СССР от Балтийского моря до Чёрного покрылась огнём разрывов снарядов и бомб, и армады танков, самолетов — двинулись на восток, чтобы покорить народы нашей Родины.

Немецкое командование и войска рейха были уверены в своей скорой победе над нашей армией, так как они в 1940 году за 44 дня разгромили французскую, голландскую, бельгийскую и английскую армию.

Первым сообщил Г.К. Жукову, начальнику Генштаба, о приближении к нашим границам вражеской авиации командующий Черноморским флотом адмирал Ф.С. Октябрьский в 3 часа 07 минут, доложив при этом, что флот находится в полной боевой готовности. Народным комиссаром Военно– Морского флота был в то время наш прославленный земляк Николай Герасимович Кузнецов.

В 12 часов 22 июня по радио выступил председатель Совета Народных Комиссаров, нарком иностранных дел В.М. Молотов, который закончил выступление словами, ставшими девизом всей Великой Отечественной войны: «Наше дело правое, враг будет разбит. Победа будет за нами».

22 июня 1941 года в городском парке культуры и отдыха города Великий Устюг состоялся митинг, на котором присутствовало около 2 тысяч человек. Митинги прошли в селе Усть – Алексеево, на заводе им. Нацфлота, в цехах Красавинского льнокомбината.

Накануне Великой Отечественной войны на территории города и района был 31 сельсовет, 284 колхоза, 3 МТС, 4 средних школы, 27 семилетних, 104 начальных, строительный, речной, библиотечный, сельскохозяйственный техникумы, фельдшерско - акушерская школа, педагогическое училище, школа механизации сельского хозяйства, 2 ремесленных училища.

Призвано в армию, мобилизовано на оборонные работы более 20 тысяч устюжан. В связи с дефицитом рабочей силы вышло постановление от 13 апреля 1942 года ЦК ВКП(б) «О повышении для колхозников обязательного минимума трудодней...». Острая нехватка тягловой силы вынуждала использовать на пахоте, бороновании крупный рогатый скот. В 1942 году только в колхозах использовались на сельхозработах 268 коров. По этой же причине многие приусадебные участки обрабатывались плугом, в который «впрягались» 5-6 человек, а в бороны 3.

Посильную помощь взрослым оказывали учащиеся школ и училищ. Многие подростки на селе выполняли мужскую работу: пахали, стоговали сено, заготавливали дрова. Участвовали в сборе средств на строительство самолёта «Юный истребитель», танка «Вологодский пионер», на миномётный взвод «Пионерская копилка».

За активное участие в сельхозработах Щекинская неполная средняя школа в 1943 году получила вторую премию Наркомпроса РСФСР. В 1942-1943 году на колхозных полях трудилось 2890 школьников и 100 учителей. Ими было заработано 73 315 трудодней.

Тяжёлой дополнительной обязанностью колхозов были мобилизации на зимние лесозаготовки, сплавные работы, на строительство и ремонт дорог, и все они в основном ложились на женщин с 17 до 50 лет.

По инициативе членов колхоза «Строитель» Юдинского сельского совета в августе 1942 года в области собраны средства на строительство танковой колонны «Вологодский колхозник» и в марте 1943 года состоялась передача танков 1-ой гвардейской танковой армии, которой командовал будущий маршал бронетанковых войск генерал-лейтенант Михаил Ефимович Катуков.

Выступая на митинге, Е.В. Смирнова, лично внёсшая на строительство танков 100 тысяч рублей, дала наказ, чтобы танкисты дошли до Берлина на переданных машинах. И пожелание - наказ было выполнено: 1-я танковая армия участвовала в битвах за Берлин.

Сегодня мне хочется рассказать о тех ветеранах, которые в грозные годы войны «ковали» Победу над фашизмом в тылу. Тыл и звался вторым фронтом. Сегодня эти люди – уважаемые ветераны, бабушки и дедушки, а в те времена подростки 10-12 лет. Единицы из вас были постарше.

Вот они – герои моего повествования.

односельчане

Валентина Павловна Мосеева.

Родилась в июне 1925 года в деревне Красная Слобода Щекинского сельского Совета. У родителей Павла Степановича и Пелагеи Прокопьевны Хабаровых она была первенцем. Затем ещё родились брат и сестра. Отец Валентины был сапожником, а мать трудилась в колхозе. Семи лет она пошла в Щекинскую школу и в 1940 году закончила семь классов. Затем Валентина поступила в Великоустюгское медицинское училище. Училась в нём год. Приближалась пора экзаменов... и вдруг по радио 22 июня 1941 года передают, что началась война с Германией. На экзамены она не пошла, о чем жалеет до сих пор. Стали приходить повестки – на фронт. Её тоже пригласили в военкомат, но больно уж росточком не вышла. Отправили Валентину домой. В то время председателем Щекинского сельсовета работала Анна Николаевна Ковалёва. Она то и устроила дальнейшую судьбу Валентины Хабаровой, отправив её, 16-летнюю девчонку, на курсы счетоводов. С той поры бухгалтерская специальность стала для неё основной. Окончив курсы, её направляют в деревню Биричёво, где она работает трудный 1942 год. Что запомнилось ей из того грозового 42-го? Похоронки. Их приходило много и чуть ли не каждый день. Почему-то разнести их по домам-адресатам поручали всегда ей. Наверное, рассчитывали на её молодость, на другое ещё видение жизни. Но до сих пор вспоминает она, как страшно голосили те, кому пришла «чёрная» весть. И уже потом сидела Валентина в тяжёлом раздумье и в страхе, как идти в следующий дом? Ноги не шагали, а идти надо. До сих пор не может она без слез вспоминать об этом. В этом же 1942 году её отца, Хабарова Павла Степановича, призвали на фронт, и она перевелась на работу в колхоз «Крестьянский труд», который располагался в деревне Старково. В 1944 году отец вернулся с фронта израненный и больной, а Валентина уедет в Вологду на 4-х месячные курсы бухгалтеров.

Окончив бухгалтерские курсы, она работает в Великоустюгской организации «Красный музыкант», где изготовляли гармонии. О победе сорок пятого она узнала по радио. Помнит, как снова заголосили женщины, плакали, смеялись, обнимали друг друга. Смешалось всё: боль и горе за погибших, радость за тех, кто вернётся и мысль о том, что наконец-то всё закончилось.

После войны Валентина Павловна работала в колхозе «Олениковский пахарь», там же и вышла замуж. Родила и воспитала семерых детей.

Общий трудовой стаж составил сорок два года. Валентина Павловна Мосеева – ветеран с сорокадвухлетним стажем, труженик тыла, многодетная мама, бабушка десяти внуков, имеет четырёх правнуков.

А вот Лидии Васильевне Кочкиной пришлось воевать.

Родилась она в июне 1922 года в деревне Щекино в семье большой и дружной. Лидия Васильевна стала девятым ребёнком четы Буслаковых.

Закончив шесть классов Щекинской неполной средней школы, Лида Буслакова пошла работать на картофелесушилку, а между сменами успевала ещё прибираться в сапожной мастерской.

И вот он – грозный сорок первый год! 13 июня Лида отметила свое девятнадцатилетие...

22 июня по радио сообщили страшную весть – война! Мужчины со Щекина стали призываться на фронт. Усаживались на конные повозки, играла гармошка, жёны и невесты плакали. За повозками бежала, провожая своих отцов и братьев, босоногая ребятня.

Лиде, как и всем остальным женщинам, работы прибавилось. Работала она по – прежнему на картофелесушилке, но в свободные смены трудилась в колхозе. В первую военную осень жала хлеб. Небольшой отдых и снова за работу. Молодость давала ей силы.

Весной 1942 года Лиду Буслакову вызовут повесткой в Великоустюгский военкомат. Были быстро собраны вещи, так как в семье понимали, что возможно Лиду отправят на фронт. В Устюг она шла пешком, прошла медкомиссию в бывшем клубе речников с заключением: «К военной службе годна». И в этот же день её с другими девушками посадили на пароход и отправили до Архангельска, но что-то изменилось в пути и Лиду с двумя устюгскими девушками направили в Ленинград.

Девушек стали учить на «слухачей» - улавливать по приборам приближающиеся немецкие самолеты. Учили недолго и вот уже Лидия Буслакова – красноармеец 48-ой зенитной артиллерийской бригады 192-го зенитно-артиллерийского полка. Жили девушки в землянках, обустраивались сами как могли. Началась трудная военная жизнь. «Хорошо, что в самом городе я бывала не часто. Ужас увиденного не пересказать. Бомбардировки участились, и мы всё время находились на боевом посту. Было очень страшно» - признается сейчас Лида Буслакова.

Крепчал мороз, дымился небосклон

И вой сирен на каждой баррикаде,

И смерть в наш город шла со всех сторон ...

Всё это было,

Было в Ленинграде!

Глоток воды дороже серебра.

Нет света, нет и дров на лесоскладе.

Возили трупы с каждого двора...

Всё это было,

Было в Ленинграде!

Лидия Васильевна вспоминает: «Сидела я тогда на своём звукоулавливателе, а как началась бомбёжка: земля вверх, всё гудит, трясётся. Убило несколько девчат. И думаю: на кой черт принесло меня на эту войну? Сидела бы я лучше дома! И не верьте тем, кто говорит, что на войне ему не было страшно».

Летом победного года Лидия Васильевна вернулась в родное Щекино. Здесь радость её поубавилась. Её любимый парень, Анатолий Кочкин, погиб в 43-м под Ростовом. Брат Александр погиб в 1944 году под Псковом, брат Василий в 1942 году в Карелии. Израненный отец с фронта пришел, но жил недолго. Встретилась жизнь и смерть, радость и безмерное горе.

Работать пошла Лидия Васильевна на Щекинский медпункт санитаркой. Было это в 1946 году. За её прилежание и чистоту наградили Лидию Васильевну ценным подарком: цветная шаль и отрез на платье, как раз на 9 мая 1946 года. Подарок этот она помнит до сих пор. Считает его самым дорогим для сердца.

Была одна привязанность у Лидии Васильевны на протяжении всей её жизни. Песня. Она была завсегдатаем художественной самодеятельности Щекинского клуба.

Ни один концерт не проходил без её участия. Ездили по окрестным деревням с концертами, выступали в Устюге, Котласе и даже в Вологде, где заняли призовое место по области.

«Пронеслось и прокатилось времечко веселое...» - любит сейчас приговаривать Лидия Васильевна.

Быковская Мария Николаевна.

Не такая уж и редкая в те времена в Щекине была фамилия Буслаковы. 4 ноября 1927 года в семье Николая и Павлы Андреевны Буслаковых родился четвертый ребенок – девочка Мария.

Я веду речь о Быковской Марии Николаевне. Всех детей в семье её родителей было 11. В период коллективизации, трудились, как и все, на родной земле.

В 1944 году Мария Николаевна закончила 7 классов Щекинской неполной средней школы. Тот июнь, когда пришла страшная весть о начале войны с Германией, она помнит плохо.

Отца тоже призвали на фронт, только на трудовой: он был инвалидом гражданской войны, и возраст уже приближался к 60-ти. Николая Николаевича Буслакова отправили в Вологду, где он охранял продовольственные склады.

А сама Мария Николаевна поступает в этот год в Великоустюгский библиотечный техникум. Проучилась она в нем всего несколько месяцев, т.к. не в чем было ходить на учебу. И вернулась обратно в Щекино, где пошла 15- летней девчонкой работать в колхоз.

Всю свою жизнь она отработала в животноводстве. Работала на фермах Олениково, Ширяево и Быково. Имеет многочисленные почетные грамоты и благодарственные письма. Много лет её фотография была на районной Доске почета вместе с её напарницей по животноводству Надеждой Александровной Окуловской.

Вспоминает Мария Николаевна такой жизненный факт: жила она тогда в деревне Лучнево, куда вышла замуж 1959 году. А работала на ферме дояркой. И вот её, как передовика производства, направили в Вологду для вручения ей ценного подарка. И вручило ей областное руководство – велосипед!

Только вот научиться на нем ездить Мария Николаевна так и не смогла: боялась крутых лучневских угоров. Второй раз её направили в Вологду для чествования, когда она работала на Ширяевской ферме. Подарили ей тогда красную вязаную кофту, которая есть у Марии Николаевны и сейчас.

Почет и уважение заслужила Быковская Мария Николаевна благодаря своей трудовой деятельности.

Мокиевская Нина Васильевна.

Ещё 50 лет назад на раздольном Красном Острове стояла красивейшая деревня Село Фешово. На берегу реки Шарденьги разместилось более 30 дворов.

И жила там семья Лаптевых Василия Дмитриевича и Алефтины Степановны. Это родители Нины Васильевны Мокиевской. В семье было трое детей: две девочки и мальчик. Но так уж распорядилась судьба, что мальчик умер в 4 года.

Нина, в то время Лаптева, училась в школе, что была в деревне Калинино. Первоклашкой ей приходилось преодолевать расстояние в 10 км. Проучившись там два года, Нина доучивается в Щекинской неполной средней школе, где и заканчивает 7 классов. Учиться дальше Нина Васильевна не пошла, а стала трудиться в колхозе, что был в Селе Фешове.

Хотела ли она учиться дальше и получить какую-нибудь специальность? Конечно, она ответит утвердительно. Только помешала молоденькой смышленой девчонке всё та же война. Были мечты после школы уехать в Архангельск учиться, но как оставить мать с маленькой сестрой на руках, когда мать с утра до ночи работает в колхозе. Василий Дмитриевич, отец Нины Васильевны, умер ещё до войны.

Вот так и привязала жизнь девчонку к родной земле, где нашла она свое простое человеческое счастье.

Воспоминания о войне у Нины Васильевны невеселые. «Всё как у всех». Девчушками 11 лет умели боронить, пахать сеять, умели управлять лошадью, хоть сами ростом были невелики. Никто их не принуждал. Просто подростки тех военных лет видели, как тяжело достается их матерям, старались облегчить их труд. Но с 16 лет они становились полноправными трудягами и уже с них спрашивалось. Так и Нину Васильевну отправили от колхоза на лесозаготовки в 16 лет. Два сезона отработала она в лесу.

9 мая 1945 года Нина Васильевна помнит до сих пор. Она с другими девчонками была на работе в поле: пахали на конях. Когда приехали в Село, то увидели непонятное оживление: люди плакали, громко говорили, смеялись. Так они, малолетние подростки – колхозники, узнали, что пришел конец войне, что Советская Армия загнала врага в фашистское логово и уничтожила там.

Кто-то из её подруг мог ждать с фронта отцов и братьев, у Нины же никого не было. Так и стали они жить дальше втроем: мама, Алефтина Степановна, неутомимая труженица и две подрастающие дочери.

Всё в жизни Нины Васильевны сложилось удачно. Она вышла замуж за местного парня – гармониста Мокиевского Прокопия Андреевича, вырастила четверых детей. В работе показала Деревня.себя трудолюбивой, ответственной, за что и получала заслуженные награды. Её семья последней покинула Село Фешово – раздольную, весёлую деревню. Нет-нет, да и вспоминается ей она. Но Нина Васильевна осталась верна родному краю, своей деревне.

Быковский Вениамин Иванович.

19 июля 1929 года в деревне Лучнево Щекинского сельсовета родился Вениамин Иванович Быковский. В то время его родители вели единоличное хозяйство. Детей в семье было двое.

Но как мы знаем из книг коллективизация, т.е. объединение в колхозы, только вначале была добровольной, а затем – принудительной. Вот так и Вениамин Иванович с 6 лет стал помогать в колхозе «Призыв», который включал в себя д. Лучнево и половину деревни Веретенихи. А работа парнишки заключалась вначале в уходе за лошадьми, а потом стали доверять боронить поля. Посадят сверху на лошадь, и езди по полю. Бывало даже сам председатель колхоза, в то время Иван Афанасьевич Забелинский, шёл за лошадьми и сеял вручную. Ну, а если что случилось с лошадью в поле, то на это всегда сидел на меже старик. Запрячь или упряжь подправить мальчишки не могли – роста не хватало, вот тут их старик и выручал.

Хоть и помогал в колхозе мальчишка Веня Быковский, но и школу не забывал. Закончил 4 класса в Рогаткинской и Щекинской школе. Дальше учиться не стал, а пошёл работать учеником в сапожную артель.

День 22 июня 1941 года Вениамин Иванович помнит хорошо. В тот день он с ребятами караулил в полях коней. Когда поехал обратно в деревню, увидел, что молодой конь Карько, упав в луже, умер. С этой вестью он ехал к отцу, а оказалось, что дома ждала его весть пострашней. Радио, единственное в деревне, известило мирных жителей небольшой деревни Лучнево о начале второй мировой войны.

12-летним пареньком встретил Вениамин Иванович войну. Все военные годы он проработал учеником у Ивана Максимовича Черепанова в сапожной мастерской.

Хорошо ему запомнился день 9 мая 1945 года. «День был тёплый и солнечный. Все работали в мастерской. Вдруг услышали песню. Это шли ученики из школы и громко пели. Проходя мимо мастерской, сказали, что кончилась война. Все бросили работу и стали выбегать на улицу...»

В послевоенные годы Вениамин Иванович поменяет коня настоящего на «железного». В 1947 году уедет в Устюг учиться на тракториста и с той поры до 1989 года не изменит выбранной профессии. Стаж механизатора исчисляется у него сорока двумя годами.

В свои годы Вениамин Иванович не потерял чувства юмора, он всё такой же жизнерадостный и оптимистичный.

Хабарова Вера Александровна.

День великой Победы наш народ отмечает в мае. В мае день рождения и у Веры Александровны Хабаровой – нашей односельчанки.

Родилась она в 1930 году в деревне Забелино Щекинского сельского совета. В семье Забелинского Александра Екимовича и Павлы Алексеевны росло шестеро детей. Оба родителя – колхозники колхоза имени «Когановича».

Когда началась война, брата Ивана призвали на фронт. Отец в то время был инвалидом и потому достался ему трудовой фронт в родном колхозе с оравой, вмиг повзрослевшей ребятни.

Девчонок лет 10-12 собрали в группу, и старая женщина стала их учить загребать. Вникали во всё быстро, ведь все были деревенские и сызмальства умели делать любую работу. После сенокоса шли поливать капусту, которая росла на большом поле.

Зимой помогали работать на фермах: ухаживали за скотом, чистили и таскали навоз.

Между этими делами Вера Александровна закончила 5 классов.

9 мая победного года Вера Александровна помнит до сих пор.

В тот день она с подругой боронила на корове поле. К ним приехал бригадир и объявил им о конце войны. Был он радостный и весёлый, а девчонки не обрадовались его словам. Для них, тогдашних несмышлёнышей, слово «Победа» не говорило ни о чём. Очень хотелось есть. И Вера Александровна помнит слова, которые она тогда сказала: «Что нам «Победа», лучше бы хлеба по куску нам привёз».

Конечно, чувство голода не исчезло с победой советского народа. Впервые послевоенные годы пришлось тоже туго, может даже не легче, чем в войну. По повестке Вера Александровна была призвана на лесосплав, где отработала один сезон.

Брат Иван с войны не вернулся, погиб под Ленинградом.

Дальнейшая трудовая жизнь Веры Александровны проходила в колхозе «Красное Знамя». Наработан трудовой стаж в 42 года.

Много пережито и увидено, о чём не всегда есть желание и силы рассказывать. Здоровье отдано родной земле, троим детям. Есть в этой простой женщине некий стержень, который помогает ей выстоять- выдюжить и не согнуться.

Старковский Анатолий Иванович.

И ещё об одном ветеране, родившемся в 1930 году, я хочу рассказать.

В декабре того далёкого года в деревне Власово Щекинского сельсовета родился Анатолий Иванович Старковский. Как и все рос, пошёл в школу, что в деревне Кобяково – проучился там три года. 6 классов заканчивал уже в Щекино.

Расстояние от Власова до Щекина преодолевали просто, не замечая длинного пути. И не удивительно, ватага ребят- учеников была не маленькая. В военные годы одних пятых классов в Щекинской школе насчитывалось три.

После учёбы он пошёл работать в артель «Горпромкомбинат», что на Новаторе. В это время закончилась война. Победный май запомнился Анатолию Ивановичу всеобщей радостью, ликованием, светлыми лицами людей, улыбками со слезами на глазах. Потому и сейчас дорог его сердцу праздник Победы. В 1947 послевоенном году он идёт учиться на курсы механизаторов в одной группе с Быковским Вениамином Ивановичем. Через 6 месяцев уже выученным механизатором Анатолий Иванович придёт работать в Морозовскую МТС. Затем служба в армии и не где-нибудь, а в Германии. Поразила тогда вологодского парнишку эта страна. Кругом чистота, аккуратность видна во всём. Удивило, что восстановили немцы свои города быстро. Будто и не было войны на их территории.

Что творилось в душе молодого солдата, слышащего немецкую речь, Анатолий Иванович не скажет. Только сегодня нет у него злобы и ненависти к этому народу. Уверен он, что всех фашистских выползней уничтожили в те страшные годы второй мировой.

Домой бравый солдат Старковский пришёл через три года. И вот он уже механик-комбайнёр на своих родных полях. С этого и пошёл стаж у Анатолия Ивановича, как механизатора В-Устюгского района. 40 лет отработал он на «железном» коне.

Сохранились у него почетные грамоты тех лет.

1949 год девятнадцатилетнему пареньку вручают почетную грамоту за хорошую работу в период весеннего сева.

1953 год похвальный лист от командира военной части.

1955 год почетная грамота за работу в уборку урожая.

В 1956 году Анатолия Ивановича заносят в книгу почета Великоустюгской МТС.

1957 год, 1958, 1959 и последующие отмечены почетными грамотами и благодарственными письмами.

Отрадно отметить, что и сегодня Анатолий Иванович держит активную жизненную позицию. Он читает газеты, смотрит телевизионные спорные передачи. На всё он имеет свою собственную точку зрения. Никогда не под кого не подстраивается, оттого и заслуживает уважения в любом коллективе.

Подольская Лидия Ивановна.

Живёт в деревне Якутино говорливая добродушная женщина – Лидия Ивановна Подольская. Родилась она в ноябре 1929 года в деревне Кремлёвский Починок Кич – Городецкого района. В школе была прилежной ученицей, но долго учиться не пришлось. В 1941 году Лиде предстояло учиться в 4 классе. Война распорядилась иначе. И хотя девочка была единственным ребёнком в семье, родители не сумели отправить её больше в школу. Одеть было нечего. И в ненастные холодные осенние дни военной поры, и в лютую зимнюю стужу Лиде пришлось сидеть дома. Босиком далеко не уйдёшь.

Отец Лидии, Карандашев Иван Иванович, в самом начале войны был призван на фронт. Воевать пришлось недолго – он погиб в первом году войны. Но испытать все ужасы той кровопролитной поры ему довелось, так как он был на передовой, где каждый солдат был под огнём.

В 1942 году Лида начинает свою трудовую взрослую жизнь. В то время очень часто горели леса и Лиду взяли сторожем на смотровую вышку. Высота вышки большая, чтобы лес был виден далеко. Бывает уснёт на посту сторож Лида.... Теперь удивляется, как не падала оттуда, как не убилась на такой высоте, ведь большой опоры у вышки не было. Жаль только, что нигде её труд не учитывался, как будто и не работала девушка вовсе. А ведь гектары леса не сгорели, благодаря ей.

Судьба связала Лидию Ивановну с лесом надолго. Всё военное лихолетье лес кормил подростков из далёкой Кич-Городецкой деревеньки с красивым названием Кремлёвский Починок. Всё тёплое время года они старались добывать в нём еду. Сочили сок, собирали траву, ягоды и грибы. Старались делать запасы на зиму. В хозяйствах, где не было коровы, жили очень плохо, можно сказать выживали. Лидия Ивановна и сейчас вспоминает семью с хутора, где умерла от голода мать, оставив малолетних детей. И это не единичный случай. Действительно, вспомнить подростку военной поры, кроме голода, смертей близких и дорогих сердцу людей, похоронок, летящих чёрной стаей по деревням нашей Родины, и нечего. Жил в людях постоянный страх и конечно же, вера в нашу Победу!

До победного 45 года Лида смотрит за лесом. Помнит она и сам день той долгожданной Победы, как все плакали, обнимались и ликовали.

Далее её ждёт работа в химлеспромхозе, откуда и пойдёт её трудовой стаж. Работает она в лесу сдымщиком. Работа эта тяжёлая, не для девичьих рук. Но тогда многие женщины трудились рядом с ней. Они резали сосны, чтобы собрать с неё серу. Кто никогда не видел, как делается эта работа может, и не понять всю её трудоёмкость. Только осталась у Лидии Ивановны память о ней – ямка в грудине, куда упиралась она шестом.

15 лет отдала она этой работе, но не жалеет об этом. Говорит, что зарабатывали хорошо, до 900 рублей выходило.

В 29 лет она вышла замуж за Павла Дмитриевича Подольского, родила троих детей.

Так уж получилось, что в 70-е годы стали опустевать деревни в Кич-Городецком районе, люди разъезжались с насиженных мест. Вот и Лидии Ивановне, оставшейся к тому времени без мужа с тремя детьми, пришлось переехать в наш сельсовет в деревню Скородум. В то время директор совхоза «Красное Знамя» Василий Иванович Нечаев принял её рабочей животноводства в бригаду №3. Работящая, дисциплинированная Лидия Ивановна не давала повода для пересудов. Вела справно своё хозяйство, с коровушкой растила и воспитывала детей. Трудолюбия ей не занимать, поэтому жила её семья не в нужде.

Лидия Ивановна прожила непростую жизнь, порой полную потерь и тревог.

Сверкунова Нина Симоновна.

В тихой деревеньке Лужевица 18 мая 1932 года в семье Угловских Симона Николаевича и Анны Фёдоровны родился первый ребёнок – девочка Нина.

Я веду речь о нашей скромной землячке Нине Симоновне Сверкуновой. 6 лет росла девочка единственным ребёнком в семье, видя, как её родители усердно трудятся на родной земле. Мама – рабочая в колхозе, отец – тракторист, завидная в те времена профессия. В 1938 году в семье прибавление – у Нины появился брат Евгений.

1941 год дважды поставил «черную метку» на этой семье.

Первая, как у всех, война. Что может быть страшнее? Вторая — умер отец Симон Николаевич. Будучи трактористом, он в мае 41-го ремонтировал трактор на обочине поля, на стылой еще холодной земле. Простыл основательно. Фельдшер не смог вылечить его. И когда в июне пришла повестка отцу, идти на фронт, он уже не вставал.

Вот так здорового, сильного мужчину забрала смерть, без единого выстрела.

Сетует сейчас его постаревшая дочь, Нина Симоновна, что хоть бы еловых «лап» наломал, да бросил под трактор.

В этом же грозном 41 году девочка Нина пойдет в 1 класс в школу на Выставке. 4 военных года проучится она там.

Запомнился ей день долгожданной Победы. Ясный, солнечный! Пришли они тогда в школу с утра, как обычно. Учителя объявили им радостную весть о Разгроме фашистской Германии и о Победе советского народа. Всей ватагой ребятня побежала к своим матерям на поле, где те боронили.

Нина Симоновна даже сейчас помнит то поле у Скородума и как сидела она на бороне, как птица, принесшая важную весть.

Много родных погибло у Нины Симоновны на войне. Запомнился ей брат своего отца Угловский Николай Николаевич. Восемнадцатилетним пареньком он ушел на фронт. На войне был лётчиком, погиб в бою. Его матери Марии Николаевне стали давать паек за погибшего сына, которым она щедро делилась с подрастающими внуками. В паёк входило 500г сахара, 250г масла, немного муки и денежное довольствие в 11 рублей.

Война закончилась, но труд подростков-учеников был всё также необходим. И учёбу в Щекинской школе Нина совмещала с посильной работой. Помогала матери на ферме, таская в пестерях корма. Убирались вместе с другими подростками на колхозных огородах, собирали колоски в поле. И много-много другой трудоёмкой работы выполнялось руками детей.

Вспоминается Нине Симоновне, как копали они с ребятами ямы под столбы, чтобы провели к ним на Лужевицу и в Прокопьево электричество. Сколько было натёрто мозолей на детских руках не сосчитать. Сколько ямок вырыто от Скородума до их деревень – не считано. Только труд их тогда оказался напрасным. Не хватило мощности воды в речке Шарденьге, чтобы загорелась «лампочка Ильича» в местных деревнях.

Затем, после окончания 6 классов Нина уезжает в Ухту и живёт там, у родственников в няньках.

17-летней девчонкой приезжает она на Лужевицу и начинает свой трудовой путь в колхозе с красивым названием «Добрый путь». Работа была разная; и дояркой была, и телятницей.

В 1955 году она выйдет замуж в деревне Прокопьево за Сверкунова Анатолия Васильевича. В 1970 году были построены фермы на Якутино и на работу, пришлось бегать через своенравную речку.... Не так страшила работа, как переход через реку тёмной осенью и затяжной весной. Хорошо, что ходили не в одиночку. Галина Александровна Тельтевская тоже помнит то время, та же дорога предстояла и ей.

На 40-м году Нина Симоновна овдовела. На руках осталось 5 детей, младшему Серёже было 3 года. Но видно так уж воспитана она, что не опустила руки, выстояла перед тяжелым ударом судьбы. Всё пережила Нина Симоновна, преодолела все житейские невзгоды и трудности. Вырастила 5-х детей. Сегодня она «богатая» бабушка – имеет 10 внуков и 3-х правнучек.

Не хватит времени, чтобы рассказать обо всех ветеранах, живущих в наших деревнях. Дорогие ветераны! Каждый из вас, рожденный до войны, знает и помнит то страшное время. Как недоедали, недосыпали, трудились в 6-7 летнем возрасте на колхозных полях. Как хотелось вам склонить свою голову на материнское плечо, хотелось перехватить теплый родной взгляд.

Но вашим матерям было не до ласк. Работали – уставали, плакали украдкой по ушедшим на фронт вашим отцам и братьям. Но вы живы, и благодарить за это надо ваших матерей. Они сохранили вас в то тяжёлое время, выучили и дали путевку во взрослую жизнь. А вы в свою очередь постарались построить своё счастье на родной земле. И у всех оно своё, но в одном схожее: вы любите жизнь, цените великий праздник Победы, преданы своей малой родине, любимы своими близкими. Вы все без исключения заслужили уважение в трудовых коллективах, где работали порой без выходных и больничных.

30-е годы прошлого столетия, годы, когда родились герои – участники сегодняшнего вечера.

Они росли, ходили в школу, любили и помогали взрослым. В общем, жили. Никто не знал, что грядёт страшный, кровавый 1941 год.

Жизнь шла своим чередом.

В феврале 41 года в деревне Морозовица родилась Валентина Николаевна Соболева.

В апреле 41 года в деревне Кременье родилась Валентина Прокопьевна Забелинская.

21 июня 1941 года в Селе Фешово родилась Нина Алексеевна Таран в девичестве Барсукова.

До войны оставалось 16 часов.

Маме Нины Алексеевны было в ту пору 19 лет, отцу 21.

Конечно, он одним из первых ушел на фронт, оставив семью. Судьба оказалась к нему благосклонна, Алексей Степанович Барсуков прошёл всю войну, остался жив.

Нина Алексеевна не может помнить тех лет, ведь 21 июня 1945 года ей исполнилось 4 года.

Ветераны на Дне пожилых людей в Щекинском клубе.  Все дальше уходит в историю май 45-го, и всё меньше, увы, остается с нами рядом людей, ковавших эту Великую Победу. А мы, к стыду нашему, все никак не можем сказать им «Спасибо» по-человечески. Всё время у нас чего-то не хватает, чтобы воздать им должное, окружить заботой – то денег в бюджете, то воли потратить образовавшийся запасец на тех, «кто только просит». Хотя, если по честному, они-то как раз большую часть своей жизни не просили, а отдавали, причем нередко, совсем не ожидая за это платы.

Есть пословица: старость – не радость.

Сомневаюсь, верна ли она.

Если даже немного осталось,

Я по-прежнему в жизнь влюблена.

Это всё объясняется просто,

Ведь судьба наша в наших руках,

Можно быть молодым в девяносто,

Можно в сорок ходить в стариках.

Не давайте коварным недугам

На лопатки себя положить,

Пусть надежда всегда будет другом,

Надо в лучшее верить и жить.

Не хандрить, не ворчать, не сдаваться –

Всем недугам поставить заслон

И в строю до конца оставаться,

А годам вашим низкий поклон!


История Щекино.

История России обширна и многогранна. Созданы тысячи учебников и различных пособий для тех, кому не безразлична история Отечества. Учащиеся школ и учебных заведений изучают историю, как общеобразовательный предмет.

А знают ли наши дети историю своего родного поселка или деревни?

Во многих случаях нет. И не только наши дети, но и мы взрослые, редко задумываемся о том, почему именно так, а не иначе названа наша деревня? Почему церковь носит то или иное название? Вопросов много. И находятся исключительно в каждой деревне люди, собирающие по крупице интереснейшую историю своего родного края.

Щекино - вид на церковь.В Великоустюгском районе на крутом берегу реки Шарденьги раскинулась деревня Щекино. Ниточкой домов, обрамленной зелеными лесными массивами, тянется она на 1,5 км вдоль реки. История этой русской деревни уходит глубоко в XVII век, благодаря красивейшей на весь Великоустюгский уезд Спасо – Преображенской церкви.

Спасо-Преображенская церковь (2002 год).

«...О, вид смиренный и родной!

Березы, избы по буграм

И, отраженный глубиной,

Как сон столетий, Божий храм»

Н. Рубцов

Упоминается село Щекино в документах архива г. Великий Устюг с 1800 года. Название села произошло от слова «щека» - болтать, дословно «деревня болтунов». До сих пор за двумя коренными щекинянами сохранилось прозвище «Болтуновы».

Церковь в Щекине была построена в 1807 году старанием прихожан вместо ранее двух деревянных. В связи с этим есть все основания утверждать, что образовалось село в XVII веке.

Церковь каменная, двухэтажная, в одной связи с колокольней, покрыта железом. В церкви два престола (что встречается довольно – таки редко).

Первый престол во имя Преображения Господа (19 августа) и второй во имя Благовещения Пресвятой Богородицы (7 апреля). Земли при церкви было 1 десятина 260 кв. сажень. Дома у священнослужителей деревянные. Священник – Рафонил Симеонович Подъяков, в должности с 1908 года 66 лет от роду. Жена Мария Александровна 1852 года рождения. Дети: Василий – 1870 г.р., Михаил, Вениамин.

Дьякон – Николай Александрович Попов, 31 года от роду, жена Надежда. Дети: Лидия, Валентина, Алексей (1911 г.р.).

Псаломщик – Леонид Симеонович Сумароков, 30 лет от роду, жена Елизавета. Имеет сына Бориса 1913 г.р.

Расстояние церкви Спасо – Преображенской от Консистории 476 верст, от Местного Благочинного в селе Орлово – Успенское в 35 верстах, от города Великий Устюг в 14 верстах.

Исповедальные росписи хранятся в Спасо – Преображенской церкви с 1780 года.

В библиотеке церкви в то время было 106 томов книг.

«Земле русская, граде святый,

Украшай свой дом.

В нем же Божественный велий сонм

Святых прослави.

Церковь русская, красуйся и ликуй!

Се бо чада твоя Престолу владычию

Во славе предстоят, радующиеся...

...Русь Святая, храни веру православную!

В ней же тебе утверждение!»

(из службы «Всем святым, в земле российской просиявшим»)

Попечительский совет существует с 1868 года. С 1908 года председатель правления крестьянин Прокопий Петрович Капустин. Члены попечительского совета: Василий Сверкунов, Александр Зорин, Иван...

При церкви есть церковно – приходская школа, открытая в 1872 году. Долгое время считалось, что здание школы – это бывший дом священника. Благодаря воспоминаниям старейшей жительницы д. Олениково Сверкуновой... это попало под сомнение. И лишь чудом уцелевшие фрагменты документа прояснили истину6 Щекинская церковно – приходская школа была построена жительницей деревни Олениково некой Черепановой на личные сбережения в 1872 году. Школа площадью 57 м2 .

При церкви работали два земских училища. Кобяковское училище открыто с 1907 года. Площадь его составляла 24 м2 16 дм. Учителя: Черепанова Александра 39 лет, Юлия Сумарокова 25 лет и Анна Здрогова.

Второе училище располагалось в деревне Нижнее Якутино. Свою работу начало с 1911 года. Площадь постройки составляла 62 м2 6дм.

Заведующая Мария Говорова 23 года. Учительница Ольга Пуртова 20 лет.

Староста прихода – крестьянин Георгий Яковлевич Черепанов в должности с 1908 года.

В Великоустюгском архиве сохранились ведомости о приходе тех лет. Цифры в сравнении с нынешним днем очень впечатляющие. Так в приходе насчитывалось 507 дворов, тогда как в наше время всего лишь одна треть этой цифры. Населения было три тысячи триста тридцать четыре человека, из них 306 детей. В 2002 году деревня Щекино со всеми близлежащими деревнями насчитывает менее четырехсот человек. Так в село Щекино числилось 16 дворов, в деревне Старково – 21, в деревне Олениково – 47, в Калинино – 35. Многих деревень, числящихся в ведомости о приходе, уже нет. Красивейшие тихие деревеньки в урочищах Кулиги прекратили свое существование в период коллективизации. Кобяково, власово, Шаровки, выставка, Забелино, Фетцово, Рогаткино... У каждой из этих деревень своя история, которую узнавать год от года все трудней и трудней.

Так село Щекино жило до известных событий 1917 года. После этого, как и во всех русских деревнях, стали происходить коренные изменения. С церкви уронили позолоченные кресты вместе с куполами, стали разбирать каменную ограду на погосте, громили поповский дом. С той же поры село Щекино стало центральной усадьбой Щекинского сельсовета, на его территориирасполагался колхоз «Красный пахарь».

«В деревне виднее природа и люди.

Конечно, за всех говорить не берусь!

Виднее над полем при звездном салюте,

На чем поднималась великая Русь»

Н.Рубцов

Председателем Щекинского сельсовета стала Ковалева Анна Николаевна. С ее приходом в деревнях стала развиваться социальная сфера. Особенно Анна Николаевна ратовала за культуру.

Архивная справка гласит: «В архивном фонде Щекинской избы – читальни от 28 мая 1940 года в графе: «В каком году организована» указано «1937». Избачем в те далекие годы был Василий Старковский, молодой парень. Книжный фонд составлял около тысячи экземпляров.

В военные годы избачем работал Василий Васильевич Автамонов. Нынешние пенсионеры, а в те годы ученики восьмилетней Щекинской школы, вспоминают его, как строгого библиотекаря. Вот одно из таких воспоминаний: «Стеллажей и полок под книги не было. Книги лежали на полу стопками. Мне очень хотелось найти книгу «Конек – Горбунок». Но рыться в стопках долго было боязно. Уж больно избач наш был строг».

Изба – читальня располагалась в здании бывшей церковно-приходской школы.


Летопись села Морозовица.

г. Великий Устюг, 1996 год

Над летописью работали: Копылова Галина, Пестовская Алена, Хабарова Марина, Чупрова Наталья.

Принимали участие в составлении летописи:

Платовская Марина, Копосова Ольга, Калининский Витя, Коковин Женя, Пестовская Татьяна, Рудометкин Алексей, Мельчаков Сергей, Копылова Юлия, Угловский Вася, Удачина Наташа, Шиловская Наташа, Чупрова Юлия, Хабаров Александр, Балуева Евгения.

Отв. за выпуск Фадина Ирина Сергеевна.

МОЯ ДЕРЕВНЯ

Стоит деревня на угоре,

Куда ни глянь кругом простор,

С ней днем и ночью ветер шалый

Ведет душевный разговор.

Весной, как только лед растает

И хлынет талая вода,

Речушка малая, родная,

Покроет разом берега.

Она как верная подружка

Протянет руку к Югу вдруг,

И оба горячо обнявшись

Польются на зеленый луг.

Как будто море разольется,

Весь остров станет под водой,

И если выйдешь на угор ты

Захватит дух твой красотой.

Зимой здесь морозы крепчают

И стылые вьюги метут,

Живет здесь, конечно, бывалый

Упрямый, но добрый народ.

Названье холодное дали деревне,

Но знать не для красного видно словца,

Стоишь в глубине ты лесов вологодских

Деревня Морозовица.

Когда-то на месте деревни

Был северный город — Гледен

С великолепным обзором

И множеством каменных стен.

Призывные трубы звучали,

Когда враг стоял у ворот,

Храбрые воины часто сражались,

Давая врагу поворот.

И церковь тогда прихожан принимала,

Горели зажженные свечи в руках,

Венчались счастливые пары влюбленных,

В Троице-Гледенском монастыре.

И жить бы да жить тому городу вечно,

До наших и новых времен,

Но жаль, что победа была их не вечна,

И город Гледен уничтожен, сожжен.

До нашего времени лишь сохранился

Высокий холмистый пустырь,

На нем словно памятник городу древнем

Красавец стоит монастырь.

Прошу Вас, друзья, приезжайте в деревню,

Зайдите в музей наш хоть раз,

Увидите памятник городу древнему —

Святынь величавую — иконостас.

Иконы на нем в золоченых оправах,

Не золото, нет, это свечи зажглись,

Уверена я, что вам тоже покажется —

Здесь продолжается жизнь.

Посмотрят на вас изумительным взглядом

Как будто живые скульптуры святых,

Они у икон этих словно на страже —

Хранители вечные их.

Деревня моя на высоком угоре,

А рядом леса и река,

Весною и летом, и ранней зимой

Она мне как мать дорога.

Т. Ядрихинская.

1178 год

худ. Ипатова СветланаОснован город Гледен «на усти реки Юга» великим князем Всеволодом («Большое Гнездо»). На Гледене был наблюдательный пункт за врагами, этим, объясняется его название.

Шла феодальная война между московитянами и вятчанами.

1438 год

К Гледену подошел Василий Косой и осадил город, но взять его не смог. Тогда он пошел на хитрость: целовал крест (клялся). Но клятва та была нарушена: как только добрые гледенцы, пове¬рив, открыли ворота, он начал все крушить и жечь «и многих мужей пожег, ослепил и лишил их живота. Многие жители убежали в леса».

1438 год

В Гледен пришли вятчане и уже почти полупустой дограбили до конца: «город Гледен сожгли».

1539 год

Троице-Гледенскому монастырю выдана жалованная грамота, запрещавшая светским властям вмешиваться в его дела.

1623 год

В сотной книге монастыря впервые упоминается деревня Морозовица. Тогда в ней было 2 двора монастырских работников - половников, овчинника Дмитрия, Федора и Якунки Токмака. Около монастыря появляется еще одна деревня — «погост Петровской на Югу, поставлен ново их же деревни Морозовицы на пашенной земле», дворов там было 10, и в них так же проживали монастырские работники.

Сотная книга отмечает наличие на погосте церкви чудотворца Петра Митрополита.

1659 год

В монастыре — закладка каменной церкви Святой Троицы.

Строительство растянулось на долгие годы из-за нехватки денег.

Это типичный для XVII века собор. В основании — куб правильной формы.

Галерея с трех сторон, поставленная на подклет. Завершает постройку пять барабанов, увенчанных пятью главами. В качестве украшений — муравленные изразцы.

1757 год

В Морозовской слободе тщанием приходского человека Михаила Семеновича Суковатицына построена церковь Спаса Нерукотворного образа. Церковь каменная, одноэтажная, разделена на теплую и холодную, в одной связи с колокольней-восьмигранником.

1764 год

Постройка церкви Иоанна Устюжского Чудотворца на Пухове. Оскудение духовной жизни после Петра 1 привело к тому, что п Троице-Гледенский монастырь потерял былое значение. Не хватало средств на содержание. Влияние проводимой Екатериной II жесткой политики по улучшению церковного управления. Введено штатное расписание монастырей. Статус Троице-Гледенского монастыря понижен до III класса и настоятель уже не мог иметь сан выше игуменского.

1771 год

В холодной церкви Спаса Нерукотворного образа, во имя Рождества Богородицы освящен престол.

1776 год

В теплой церкви по левую сторону освящен престол во имя Петра Митрополита Московского.

1841 год

На Морозовице — пожар. Больше пострадала холодная часть церкви во имя Рождества Богородицы.

В этом же году мужской Троице-Гледенский монастырь упразднен.

Все угодья переписаны на Михайло-Архангельский монастырь. Монастырь открывается только по праздникам, особенно в Троицу.

В этот день богатые люди приезжали на пароходах до Коромыслова, а потом па тройках до монастыря.

Простые же люди добирались пешком.

1844 год

Восстановление и освящение церкви во имя Рождества Богородицы.

1851 год

«Земли при сей церкви: усадебной, пашенной, сенокосной, пустынной с лесом строевым и дровяным, рыбных ловлей и других угодий, приносящих доход," не имеется. Дома у всех священноцерковнослужителей собственные на оброчной земле».

Прихожан в Морозовской слободе: мужчин — 68 человек, женщин — 56 человек, дворов — 25.

1873 год

Трегубовское волостное правление, Управа на очередном Уездном Земском собрании признало целесообразным учредить образцовое одноклассное училище в селе Морозовнца и приобрести для училища дом, находящийся в Троице-Гледенском монастыре. Монастырь уступил дом для училища за 300 рублей. Выделено из ассигнований на содержание училища 500 рублей, кроме ассигнований уполномочить управу оказать пособие на постройку дома из кредита 1872 года в 500 рублей. Министерство народного Просвещения Санкт-Петербургского учебного округа, начиная с 1873 г. на содержание. одноклассного училища в с. Трегубово, Устюжского назначает расходную смету в 226 рублей и единовременно на постройку дома и первоначальное обзаведение сего училища 750 рублей, всего 976 рублей, с отпуском сих денег из Устюгского Казначейства и одного штатного смотрителя Устюгского уездного училища. Инспектор училища считает 10 декабря 1973 года Трегубовское волостное правление вынесло приговор, что жители селений: Морозовица, Пухово, Пестово, Обрадово не согласны на выделение земли, по со своей стороны волостное правление дает согласие на уступку одной десятины земли в селе Морозовица при проселочной Дороге, прилегающей к д. Трегубово.

1874 год

худ. Ипатова СветланаВ мае, 15 числа, штатный смотритель Устюгского училища Алексей Попов и Архимандрит Архангельского монастыря с разрешения Епархиального Губернского начальства подписали договор по поводу заарендования настоятельского деревянного дома, принадлежащего Троице-Гледенскому монастырю под помещение Трегубовского одноклассного училища сроком на 12 лет. 200 рублей при заключении договора и по 30 рублей за каждый год. 1874 год — открыто одноклассное образцовое училище.

Список книг и пособий:

Евангелие на русском языке.

Начальное наставление, Сополова.

Молитвы и заповеди.

Жития святых.

Картины Святой Истории.

«Родное слово».

Псалтырь.

Народное чтение, Семенова.

Домашние ремесла.

Шмидт «Гимнастика».

Тихомирова «Обучение правописанию».

Семенов «Обучение обществоведению».

Собрание задач.

Учебный атлас.

Готовальня.

Шведские счеты.

Стереоскоп.

Спектрограф.

Теллурий и Лунарий.

Выпильный станок. Пилки. Вытиралки.

1899 год

Начато строительство каменной часовни при дер. Пухово в честь св. праведного Иоанна Устюжского.

1901 год

Закончено строительство каменной часовни при деревне Пухово.

1911 год

Открытие женского монастыря. В августе 1941 года по просьбе оберпрокурора Святого Синода-Саблера была «допущена» поселиться близ Троице-Гледенского монастыря для начатия трудов по устроению женской обители» бывшая настоятельница

Успенской Рдейской пустыни (Старорусский уезд, Новгородской губернии) 68-летняя матушка Рипсимия.

Вместе с Рипсимией или вслед за ней в этом же году из Рдейской пустыни для обустройства монастыря приехали послушницы П. Захарова, П. Горлнна, Е. Иванова, Е. Орлова и другие, всего 20 человек, возраст — от 23 до 45 лет.

Матушка родилась в крестьянской семье в Новгородском уезде в деревне Большая Любань. Ее звали Мавра Тимофеевна Ионичепа; замуж не выходила. В 16 лет поступила в знаменитый Новгорогодский Десятинный монастырь. Через 27 лет становится послушницей, в 45 стала монахиней. В 1893 году ее назначили казначеей, а через 8 лет она становится настоятельницей Успенской Рдейскон пустыни. В 1903 году она становится игуменьей, а в 1907 году она была награждена наперстным (нагрудным) крестом. В 1911 году — вышла в отставку и приехала на Морозовицу.

1912 год

Троице-Гледенскому монастырю вернули земли и капитал в процентных бумагах.

1913 год

По распоряжению Синода бедным монастырям была выдана премия — Троице-Гледенскому монастырю причиталось 500 рублей.

1915 год

По ходатайству монастыря при церкви было разрешено открыт, кладбище для погребения насельниц.

1916 год

К 1916 году в обители 'Троице-Гледенского монастыря проживало уже 50 человек, было расширено хозяйство: пасека выросла до 10 ульев (отмечалось, что пчеловодство здесь образцовое), на скотном дворе содержалось 7 коров и 4 лошади. Самые большие доходы приносила хозяйству мельница.

Летом 1916 года размеренная жизнь женской обители была взбудоражена приездом Великого Князя Его Высочества Николая Михайловича Романова. Устюгский уездный исправник, участвую mutt во встрече князя в Котласе, вручил ему список древностей, среди которых особо выделялся Троице - Гледенский монастырь с его уникальным иконостасом.

1918 год

Согласно декретам ВЦП К храмы стали государственной собственностью и передавались общинам в пользование после соответствующей регистрации.

1920 год

Община Спасской церкви перерегистрирована в качестве обнов¬ленческой. Имела большое количество прихожан (почти 1,5 тыс. человек из 32 деревень и починков) «двадцатка» добивалась передачи общине для богослужения комплекса Троицкого монастыря, откуда в 1925 году были изгнаны монашки.

1922 год

Спасская церковь лишилась практически всего серебра: были изъяты кресты, сосуды, оклады.

1926—1929 годы

В 1926 году монастырь становится архитектурным памятником и передается в ведение ГУБОНО.

В 1929 году все церкви рушат, но монастырь спасает детдом- изолятор, располагающийся на его территории с 1926 года. Дет¬дом-изолятор был предназначен для сирот, больных в основном врожденным сифилисом и туберкулезом костей.

Возраст детей колебался от 4 до 16 лет.

Помещение, которое занимали дети, «казарменного типа, мало благоустроенного для содержания данного учреждения».

На питание расходовалось 7 рублей на ребенка в месяц.

30-е годы XX века — монастырь был пересыльным пунктом. Весной прямо под Гледен причаливали пароходы, на которых привозили переселенцев-ссыльных. Много ссыльных было и$ Кры¬ма и Астрахани, а так же поволжских немцев. Многие из них пытались сбежать.

Снабжал их документами житель деревни Морозовицы — Сосновский.

Условия жизни были тяжелые. Каждый день везли па телегах хоронить ссыльных около Спасской церкви.

1931 год

Раскулачен староста Спасской церкви А. В, Козулин.

Произведена опись имущества 12 марта 1931 года у гражданина Кузьмина Михаила Александровича.

Список земельного общества Морозовица Трегубовского с/с по состоянию на 1 апреля.1932 год

Первого апреля состоялось общее собрание граждан по вопросу выдела и отвода земли вновь организованному колхозу. На собрании присутствовал председатель райисполкома Хлебников Сергеи Михайлович. По вопросу о выделе и отводу земли колхозу выяснилось всего но данным Трегубовского сельского Совета и плановым материалам, имеющимся у Земельного общества граждан деревни Морозовица, числится земли: пахотной 128,75 десятин и сенокоса 96,24 десятины. Всего наличных едоков по Земельному обществу значится 285, из этого количества 69 едоков, имеющих право пользования на землю, остаются в единоличном секторе. На долю 69 выделяющихся едоков приходится пашни на едока по 0.45 га и сенокоса по 0,34 га, всего пашни 69x0,45 = 31,05 дес. и сенокоса 69x0,34 = 23,46 дес., таково количество земли колхозники изъявили получить в полях под названием «поле Гледенское», «Бык» и недостающее количество в «Пуховском поле», сенокос «Мирская присадка» и желают получить бывшую монастырскую пашню в количестве 3 га.

1932 год

Начало коллективизации, крестьяне деревень: Пухово, Обрадово, Морозовица объединились в колхоз «Красный Север». Председателем стал Савватий Паншин.

Арестовали и выслали священника отца Зосиму (Павловича) Швецова, который служил в Спасской церкви с 1919 года.

1932—1934 — службу в Спасской церкви несет отец Семен Алексеевич Крыгии, высланный из Кубанской области.

1934 — вероятно отец Семен Алексеевич Крыгин снова арестован и выслан или отправлен по этапу. На заметку берут и церковных активистов — членов «двадцаток» и особенно старост.

Каждый сельский совет получает планы по заготовке пушного сырья. В адрес Трегубовского сельсовета направлена телефонограмма следующего содержания:

«Всем сельским Советам, школам, охотникам, агентам и сборщиков Северной районной пушнины.

В целях выполнения н перевыполнения плана заготовок пушного сырья по весенним видам во II и III кварталах 1934 года и в заинтересованности охотников и ловцов, сдатчиков водяной и амбарной крысы, крота и бурундука уполпартком торга по Северному краю установил отоваривание производить следующими хлебопродуктами и промтоварами в следующем количестве:

1. За каждые сданные 10 штук шкурок водяной крысы или 15 штук амбарной крысы крупного размера I сорта (без дефектов от съемки) уплачивать деньгами 5 рублей, в счет которых отпускать муки 5 кг, махорки 50 г, сахара 200 г, селедки 100 г.

2. За каждые 10 штук водяных крыс мелкого размера 1 сорта или 10 штук амбарной крысы крупного размера (без дефектов) выплачивать деньгами 2 рубля 50 копеек в счет которых отпускать: 1 кг муки, 50 г махорки, 200 г сахара, 100 г селедки.

3. За сданные 5 штук крота 1 сорта (без дефектов) выплачивать деньгами 3 рубля, в счет этих денег отпускать 1 кг муки, 50 г махорки, 200 г сахара, 100 г селедки.

Примечание. Все остальные шкурки крысы водяной, амбарной, крота н других видов пушно-мехового сырья отовариваются 50% к сумме сданного пушно - мехового сырья, из которого 10% мукой.

Что прошу разъяснить колхозникам, охотникам и всему населению, и при сдаче сырья требуйте выдачи муки, продуктов и промтоваров. Агентам и сборщикам, предлагаю вышеназначенное проводить в жизнь без изменения.

Романов».

В деревнях проходит вербовка строительных рабочих. Председателям сельских Советов приходили документы-указания.

1934 год

23 июля — № 9762/43 «Ход выполнения наряда по вербовке строительных рабочих АРХГОРКОММУЖИЛХОЗА идет безобразно плохо. В течение 15 дней не завербовано ни одного рабочего. Плохой ход вербовки можно объяснить только недооценкой со стороны с/с важности этих работ». Сельские Советы должны организовать содержание дорог.

Из райисполкома приходили следующие распоряжения. 10 февраля — «В связи с частыми снежными заносами дороги в районе находятся в крайне неудовлетворительном состоянии, что задерживает транспортировку грузов. На основании этого Великоустюгский райисполком предлагает организовать работы за счет трудового участия населения по зимнему содержанию пути.

В случае поступления жалоб на плохое состояние путей — это будет рассматриваться как нежелание выполнять распоряжение.

Зав. дор. отд. Елфимов».

1934 год

На месте Троицкого монастыря был организован дом инвалидов, в котором было много переселенцев, высланных во время коллективизации.

1936 год

Лишили места жительства старосту Спасской церкви Алексея Васильевича Козулина и как «антисоветчика» высылают в Омск.

Райисполком получает просьбу сельского Совета о закрытии Спасской церкви и расторжении арендного договора «с общиной».

1937 год

Сельский Совет постановил закрыть кладбище при церкви «Кладбище... перенести в Трегубово, в виду утеснения, и место под старым кладбищем принадлежит Великоустюгскому МТС». Руководствуясь этим постановлением, власти закрыли и снесли действующее кладбище.

Организовывают Великоустюгскую МТС на Морозовице. Директором становится Грушин А. М., инженером становится Теплых И. В., механик — Епнмахов П. С.

Продолжает развиваться колхоз «Красный Север». Всего лошадей — 39, из них маток— 17; свиней— 15, в том числе маток — 4; кр. рогатого скота — 69, из них маток—17; овец — 9, в том числе маток — 4. Установить продуктивность скота:

удой на фуражных коров — 17 ц, деловых поросят на свиноматку — 10, деловых ягнят на овцематку — 2, настриг на взрос¬лую овцу — 16 кг.

Произвести посевы: одиолетннх трав — 8 га, многолетних трав — 10 га, корнеплодов — 1,0 га, убрать силосные культуры — 1,0, естественного сенокоса — 171 га, получить урожай сена — 26 ц/га, произвести улучшение лугов — 142 га, произвести улучшение пастбищ — 3 га.

Сводка о ходе обмолота, засыпке семефондов и льнозаготовок на 1 января 1936 года.

Обмолочено: колосовых — 87,4, яровых — 83,9, льносемени — 0,5, озимых — 100, картофеля — 17,2. О ходе мобилизации средств — 110,2%.

Сводка о ходе обмолота и подготовке к весне на 15 января от 18 января:'

обмолочено зерновых — 98,9, бобовых — 40,5; ремонт инвентаря: плугов — 48, сеялок — 2.

1938 год

Окончательный разгром церкви, когда по решению Оргкомитета ВЦИК по Вологодской области от 23 июня Великоустюгскому РИКц было предложено «произвести ликвидацию вышеуказанной Спасской церкви и находящегося в ней культового имущества... здания церкви после ликвидации передать Трегубовскому сельскому Совету для использования под слесарные работы — мастерские для ремонта тракторов».

В списках имеющихся церквей, поданных сельскими Советами, имеются пометки: «церковных служителей нет, взят органами НКВД».

1940 год

Председателем колхоза «Красный Север» стал Савватий Александрович Паншин, — это хозяйственный н расчетливый работник. Контора правления выглядит культурно, стены оклеены светлыми обоями, на стенах под стеклом портреты руководителей партии н правительства. Четкий план работы приучил работников к дисциплине. Каждый колхозник на своем посту. Со складов сельскохозяйственного снабжения привезено 7 г минеральных удобрений, вывезено 500 т навоза. На обработке земель используют 4 двухлемешных плуга, а на заделке семян — бороны _ «зиг-заг».

Планируют получить урожаи зерновых 102 пуда с 1 га, а с рекордных участков но 156—210 пудов.

1941 —1945 — в годы войны председатель — Паншин Савватий Александрович. Работают без выходных и отпусков.

Ведут учет выполнения работ, за каждую сотку и трудодень колхозники очень переживают. Показатели трудодней вывешивали ежемесячно. В год каждый колхозник должен выработать минимум 320—340 дней. Ежедневно у каждого колхозника замеряли объем выполненных работ, сводки о работе сдавались в сельсовет.

Проводилась подписка па военный заем. Сначала подписывались, а затем высчитывали из зарплаты, многие подписывались на весь годовой заработок, денег не получали весь год. Женщины колхоза работали самоотверженно, для всех был девиз: «Все для фронта, всё для победы!»

Урожай хлеба весь сдавали государству, оставляли только на семена.

1941 — 1945 годы

Пахали на лошадях и одной корове, все кони были на военном учете. Для удобрения полей и повышения урожайности вывозили содержимое всех-туалетов в Устюге. Выращивали лен, лен росхорошо, выращивали даже на Красном острове. Сушили леи в банях, трепали и сдавали «заготлен». Для удобрения использовали голубиный помет, который сметали внутри Троицкого собора. В войну в деревне было голодно, в хлеб примешивали траву. Утром во всех домах было слышно, как в ступах толкут траву. Иногда на трудодень выдавали дробины (остатки от ячменя, отходы на пивзаводе).

1946 год

Первое укрепление колхоза имени Буденного, когда в него входит колхоз имени 20-й годовщины Октября (д. Быково).

1946—1947 годы

Колхоз «Красный Север» выращивал особый сорт ячменя «випер», который используют в пивоварении. Особенно голодными были эти года, когда был неурожай, хлеб убирают вручную, снопы складывают в короса (типа стога). Зимой хлеб молотили конным приводом. Каждый своим трудом помогал фронту.

1950 год

Второе укрепление колхоза имени Буденного, при присоединении к нему колхоза «Новый мир» (д. Катеринино, д. Стеблиха, д. Телемские).

50-е годы XX в. — построена столовая для МТС, а в другой половине дома — общежитие для трактористов.

1951 год

Родился Василий Харлампиевич Ситников — вологодский поэт, большой любитель старины. На Морозовице закончил начальную школу, первой учительницей стала его мать — Тамара Михайловна Ситникова. После начальной школы учился в средней школе № 9 города Великого Устюга, которую закончил в 1968 году. Служил в армии в Германии в танковых войсках. После службы вернулся на судостроительно-судоремонтный завод и работал шлифовщиком. Затем работал корреспондентом сельхозотдела в редакции газеты «Советская мысль», столяром-станочником на фабрике «Великоустюгские узоры». Сейчас он живет в Устюге, работает шлифовщиком на оптико-механическом заводе, но по-прежнему часто бывает в родительском доме.

Путешествуя по старым .заброшенным деревням, он собрал много старинных вещей. У него была задумка создать избу крестьянского быта, но эту цель не смог претворить в жизнь. Все старинные вещи передал в школу. Эти старинные вещи послужили основой для школьного музея.

Печатался в газете «Литературная Россия», в сборнике «Молодые голоса Севера», в альманах «Поэзия», в сборнике Великоустюгского литобъединения «За Северным перевалом».

Третье укрупнение колхоза имени Буденного. Присоединили колхозы «Зарево» (Пестово), «Сталинский призыв» (Самотовинский с/с), «Имени 12 декабря». Председателем стал бывший прокурор района — Анисимов Сергей Петрович.

Разукрупнение колхоза им. Буденного, в результате которого из него выделили колхоз им. Маленкова и колхоз «Красное знамя» (д. Морозовица).

1957 год

Переименование колхоза им. Маленкова в колхоз «Красное знамя».

Начато строительство жилых домов в новой деревне. 18 февраля 1959 г. — первое укрупнение колхоза «Красное знамя», при присоединении к нему колхозов «Заветы Ильича» (Щекннский с/с) и «Рассвет» (Нижнешарденгский с/с).

1959 год

Реорганизация Великоустюгского МТС.

1962 — разукрупнение колхоза «Красное знамя», в результате чего из него выделились колхозы: имени Кирова (Нижнешарденгский с/с), «Путь к коммунизму» (Самотовинский с/с), «Красное знамя» (д. Морозовниа). Председателем стал Зайцев.

1965 год

Согласно постановлению Совета Министров РСФСР от 4 августа 1965 года № 909, решением Вологодского облисполкома от 12 августа 1965 года № 552, Великоустюгского райисполкома от 14 августа и 13 октября 1965 года и общих собраний колхозников, колхозы «Красное знамя» (д. Морозовица Трегубовского с/с) и «Путь к коммунизму» (Самотовинского с/с) преобразованы в совхоз «Устюгский». Парторгом стал Зайцев Александр Федорович, который стал директором совхоза.

1969 год

Построен первый многоквартирный дом в Новой деревне. Начато строительство Дома культуры на общественных началах.

1970 год

Построено здание для младшей группы детского сада. Дом был перевезен из деревни Кобяково Щекинского с/с, где раньше была начальная школа.

1973 год

Построен второй многоквартирный дом.

6 февраля введен в эксплуатацию Дом культуры. Первый директор — Аксеновская Людмила.

1975 год

Построено здание сельского Совета.

1978 год, июль

Образование межхозяйственного предприятия «Красный ост ров» по заготовке кормов. Директор — Палачев Павлин Николаевич, секретарь — Чупрова Нина Федоровна. Предприятие создано на базе семи совхозов «Парфеновский», «Строитель коммунизма», «Великоустюгский», совхоз-техникум, «Северодвинец», «Показатель», «Красное знамя». Вся площадь — 2225 га.

1979 год

Построена и введена в эксплуатацию баня. Построена столовая Нижнешарденгского сельпо. В это время урожайность зерновых в совхозе — 21,2 ц/га. Из общей площади пашня 2777 га: осушенных 135 га, а засоренных камнями —501 га. Площадь сенокосов в хозяйстве 1232 га, из них 44 га улучшенных, в том числе осушенных 24 га. Заливные сенокосы составляют 815 га, естественные пастбища 1761 га, культурные — 100 га.

1980 год

Директором в межхозяйственном предприятии «Красный остров» становится Калининский Николай Дмитриевич.

1981 год

Сдано в эксплуатацию малое здание начальной школы. 1983 год

Проведено паровое отопление в многоквартирные дома, совхозную контору, здания почты, сельского Совета, комплексного приемного пункта.

Апрель 1984 г. — открытие ателье по пошиву легкого платья в деревне Морозовица. Принимают заказы на изготовление: легкого платья, мужских брюк, ремонт одежды, пошив постельного белья. Работают в ателье: заведующая и закройщик — Платова Вера Анатольевна, закройщик — Слядникова Любовь Николаевна, портные — Хабарова Лидия Николаевна, Брюхова Галина Павловна, Гарманова Любовь Николаевна, Косинская Ольга Николаевна.

1985 год

Начато строительство каменного 22-квартирного благоустроенного дома.

Построен заново дом, который в настоящее время является украшением деревни Морозовица. Его купил, отремонтировал и украсил Коряковский Александр Алексеевич, который родился в деревне Коряково Кич.-Городецкого района.

1987 год

Начато строительство домов в поле. Сейчас это улица Новая. Открыт комплексный приемный пункт, заведующая — Пестовская Валентина Борисовна. Принимаются заказы на 14 видов услуг: парикмахерская, ремонт обуви, часов, сложной бытовой техники, химчистка и другие виды услуг.

Начато строительство домов в новом микрорайоне. Сейчас это улица Заречная, переулок Лесной, переулок Полевой.

1988 год

Пущена в эксплуатацию новая средняя школа — это кирпичное двухэтажное здание на 392 места. Директор школы — Дяткинскнй Михаил Иванович, заместитель директора — Фадина Ирина Сергеевна, организатор внеклассной работы — Плешкова Ольга Анатольевна, учитель русского языка и литературы — Грибанова Марина Анатольевна, учителя математики — Расторгуева Татьяна Михайловна и Дурнева Марина Алексеевна, учитель биологин и химии — Дяткинская Екатерина Павловна, учитель английского языка Плешкова О. А., учитель музыки — Головацкая Наталья Валерьевна, учитель труда — Кокшаров Владимир Иванович, учитель физкультуры — Головацкий Леонид Васильевич.

В школе обучалось 154 учащихся:

1 класс — 17 чел. 4 класс — 17 чел. 7 класс — 15 чел.

2 класс — 15 чел. 5 класс — 20 чел. 8 класс — 16 чел.

3 класс — 24 чел. 6 класс — 16 чел. 9 класс — 9 чел.

10 класс — 6 чел.

На Морозовице 244 хозяйства. Проживает на Морозовице 740 человек.

1990 год

Выходит сборник стихов поэта Василия Харлампиевича Ситникова, уроженца д. Морозовица, «Красный остров». Совхоз «Красное знамя».

В сельском хозяйстве главная отрасль — животноводство мясомолочного направления. Всего крупного рогатого скота 2400 голов, в том числе 950 коров. Коровы все чистопородные холмогорские, хорошо приспособлены к местному климату. Эта порода была выведена 300 лет назад в Архангельской области путем длительной селекции в условиях кормления на заливных лугах. Вес коров 520—550 кг, телята при рождении весят 26—30 кг. Удой по совхозу 2800—2900 кг, жирность молока 3,4—3,5%. Надои коров составляют соответственно:

до 1500 кг — 35 голов — 4%,

1500—2000 кг — 79 голов — 9%,

2000—2500 кг — 152 головы — 18%,

2500—3000 кг — 222 головы — 26%,

3000—3500 кг — 180 голов — 21%,

3500—4000 кг — 95 голов —11%,

4000—4500 кг — 52 головы — 6%,

4500—5000 кг — 19 голов — 2%,

5000—5500 кг — 11 голов — 1%.

Отбор коров ведется по лучшим семейным линиям, лучшие животные используются для воспроизводства стада, их выделяют в племенное ядро, а остальных в производственную группу. Лучшая ферма в 1990 году — Морозовица, звено Деменчук и третий двор, где работают Сомова А., Колосова С., Яхлакова И. Н. На скотном дворе 250 телят, среднесуточный привес 700 грамм. За 1990 год в совхозе надоено молока 28573 ц, получено 2362 ц мяса, сдано государству 2467 тонн молока.

20 января 1991 года

МХП «Красный остров» реорганизовано в товарищество с ограниченной ответственностью «Красный остров». Сюда входят совхозы: «Показатель», «Великоустюгский», «Парфеновский», совхоз-техникум, «Северодвинец», «Строитель коммунизма», предприятие «Красный остров».

1991 год

Начато строительство детского сада на 140 мест.

1992 год

Регистрация сельскохозяйственного товарищества с ограниченной ответственностью «РОССИЯ».

Рассмотрев заявление и учредительные документы с/х товарищества с ограниченной ответственностью «Россия» и руководствуясь статьей 34 закона РСФСР «О предприятиях и предпринимательской деятельности»,

постановляю:

1. Зарегистрировать с/х товарищество с ограниченной ответственностью «Россия».

Предприятие регистрируется по адресу: Великоустюгский район, п. Морозовица.

2. Сельскохозяйственное товарищество с ограниченной ответственностью «Россия» является правопреемником совхоза «Красное знамя».

3. За государственную регистрацию предприятия внести госпошлину в размере 1500 (одна тысяча пятьсот) рублей на расчетный счет № 1013011; раздел 12, §30 «Сбор за выдачу свидетельства о государственной регистрации предприятий» в расчетно-кассовом центре города Великий Устюг.

От 29.06.92 г. № 613

г. Великий Устюг.

Первый заместитель главы администрации города и района

Н. Е. Гладышев.

1992 год

Регистрация сельскохозяйственного товарищества с ограниченной ответственностью «Россия».

Август 1992 года

Закрытие ателье по пошиву легкого платья.

1993 год

Выходит сборник поэта Василия Харлампиевича Ситникова «За Северным перевалом».

Товарищество с ограниченной ответственностью «Россия» переименовано в агрофирму «Гледен».

«Представить для ведения сельскохозяйственного производства ТОО «Гледен» 11251 га, в том числе пашня — 2864 га, сенокос — 1054 га, пастбища — 806 га, из них в собственности — 4372 га (пашня — 2712 га, сенокос — 1028 га, пастбища — 632 га), в аренду — 352 га (пашня — 152 га, сенокос — 26 га, пастбища — 174 га), в бессрочное пользование — 6527 га».


10 февраля 1993 года

Организовано муниципальное образовательное учреждение — комплекс «Морозовская средняя школа».

1994 год

Вышел сборник поэта Василия Харлампиевича Ситникова «Побережья».

11 июня 1995 г. — в день Святой Троицы — в главном храме монастыря прошла впервые за последние 70 лет праздничная служба и совершен крестный ход к церкви Иоанна Устюжского.

В работе над летописью использованы следующие источники и литература:

I. Документы ВУФГАВО:

1. «Клировая ведомость» (фонд 54, опись № 32, дело № 6).

2. Опись имущества Морозовской Спасской церкви (фонд 26, опись № 1, дело № 27В).

3. «Переписка об открытии Трегубовского училища» (фонд 262, опись № 1, дело № 278).

4. «Главная инспекторов» (фонд 262, опись № 1, дело № 261).

5. «Сведения о состоянии народных училищ» (фонд 262 опись JV 1 дело № 337. 339).

6. «О выделе и отводу земли артели «Красный Север» деревни Морозовица» (фонд 446, св. Л?> 1, дело № 13).

7. «Распоряжение и переписка по хлебоналогам и хлебозакупкам» (фонд 446, св. № 7, дело № 106).

8. «Распоряжение и переписки по заготовкам» (фонд № 446, св. № 7, дело № 109).

II. Документы ТОО «Гледен»:

1. Постановление г. Великий Устюг № 613 от 29.06.92 года «О регистрации сельскохозяйственного товарищества с ограниченной ответственностью «Россия».

2. Постановление г. Великий Устюг № 1177 от 28.12.93 г. «О внесении дополнений в постановление № 600 от 28.08.1993 года. «О переименовании ТОО «Россия».

3. Данные государственного учета земли и материалам полевого обследования за 1980 год.

Газета «Советская мысль»: 1) № 214 от 20 августа 1994 года, статья О. В. Зенковой «Образ Спаса Нерукотворного»; 2) № 144 от 14 сентября 1994 года, статья Ал. Мартюкова «Троице-Гледенокий монастырь в Великом Устюге»; 3) № 51 от 6 апреля 1994 г., статья О. В. Зенковой «Трои-це-Гледенский монастырь в XIX веке»; 4) № 167 от 4 ноября 1994 г., статья О. В. Зенковой «Великоустюгский детский дом-изолятор».

III. Материалы устной истории:

1. Сведения о Морозовице военной поры (1941 —1945 гг.), периоде коллективизации составлены по рассказам старожилов: Барсуковой В. Н., Ситниковой Т. 3., Ситникова X. Э., Ситникова С. 3., Козулиной Ю. И.


Трегубовская сельская библиотека

Такая длинная, короткая жизнь.

(из воспоминаний Старковской Ларисы Николаевны)

Родная природа.

Морозовица, 2014 год

Составители: Голикова Л.П., зав. библиотекой; Перминова Н.Р., библиотекарь.

Вот снова чистый лист передо мною,

Все начинать приходится с нуля...

Как иногда хотелось бы порою

Вернуться в детства чистые поля.

Не для того, чтоб жизнь начать сначала

(Ведь прожитого мне не изменить)

А для того, чтоб в сердце полегчало,

Чтоб в прошлое свое взгляд устремить.

Вот уж жизни пора золотая,

Можно мне оглянуться назад,

Свою жизнь, как книжку листая,

В думах заново все пережить.

Я сегодня уже на пороге

Между прошлым и тем, что потом...

Но не буду я грустное трогать,

Дел житейский итог подведу я потом.

Все ли сделала так, как мечтала,

И что сделать еще не успела...

Уходите, хандра и усталость

Еще песен своих я не спела.

Память... Никуда от нее не деться! Она возвращает тебя вновь и вновь к моментам из твоей жизни, к родной деревушке, которой сейчас и в помине нет, а ведь была когда-то. Здесь я родилась, выросла, здесь прошли самые лучшие годы в моей жизни, пусть трудные, но лучшие. Тоскливо становится на душе, как в немом кино: кадр за кадром перед глазами проходит вся твоя жизнь. Время стремительно мчится, а ты его не в силах остановить. Родная деревенька Прокопьво, как же мне не хватает тебя, не хватает тех людей, которые когда-то жили рядом со мной, тех заливистых песен, задорных частушек, будней и праздников, той простой деревенской жизни, к которой всегда стремилась моя душа.

Смотрю на родную деревню –

С тоской замирает душа,

Как в те далекие годы

Деревня была хороша!

Мне дороги эти просторы,

Любимая сердцу земля.

Здесь раньше пахали и жали,

Теперь заросли все поля.

Смотрю и не верю, что стала:

Деревня пустая стоит.

Ведь жили когда-то здесь люди,

Трудились в колхозе они,

Годами трудились и бились

за палочки-трудодни.

Как трудно в военные годы

Наша деревня жила,

А сколько здесь было народу,

И всех нас кормила земля.

Хлеб весь на фронт отправляли,

А сами питались травой,

Все ели – картошку гнилую,

и клевер, и хвощ полевой.

Платили налоги, сдавали колхозу

и мясо, и шерсть,

Все были раздеты-разуты,

И нечего было поесть.

А с фронта нам шли похоронки,

Как птицы летели они.

Ревели солдатские вдовы,

Детишек своих берегли.

Все детство голодное было.

Мы в школу ходили в лаптях.

А летом косили и жали,

Возили навоз на быках.

А как веселились в те годы

после рабочего дня,

Какие здесь были вечерки –

Играла гармонь до утра.

Как будто вчера это было,

И не было прожитых лет,

Так быстро мы все постарели,

И стали – кто бабка, кто дед.

Стою, вспоминаю, что было,

И в памяти все берегу.

Тебя, дорогая деревня,

Забыть я никак не могу.

Прости, дорогая деревня,

Тебя сохранить не смогли.

Тут видно, судьба уж такая,

Прими наш поклон до земли...

Семья.

Старковская Лариса Николаевна родилась 10 мая 1934 года в деревне Прокопьево Щекинского сельского совета в многодетной семье (6 детей) шестым ребенком.

Май, теплынь, половодье – Пирует природа,

Да колдует белая ночь.

В этот праздник

Великого времени года

Радость в нашей семье –

Родилась снова дочь.

Родина.Из воспоминаний Ларисы Николаевны: «Родилась я и выросла в деревне Прокопьво. Красивые были места, красивая была деревня. И дом я родительский помню, как сейчас, помню, вспоминаю, тоскую и люблю. Стоял он, горделивый такой, окнами на дорогу. А за домом – огород... Все мои воспоминания о детстве с этим домом родным и деревней, душе и сердцу милой, связаны.

Отец, Шарыпов Николай Яковлевич, был трактористом, да и мастером золотые руки слыл он в деревне. Все жители деревни обращались к нему за помощью – сделать деревянные ведра, кадки, бочки, а он никогда и никому не отказывал. Все успевал, ни минуты без дела не сидел, а мастерил только поздними вечерами или когда дожди идут".

Из воспоминаний Ларисы Николаевны: «Отец был очень добрым и внимательным. Три мои старшие сестры были ему не родными дочерьми, но он так не считал и никогда не обижал, даже и не вспоминал, что он им не родной отец. А руки действительно у него были золотые. Он все умел: лапти плел, игрушки делал нам из соломы и дерева (козлика из дерева сделал такого, что все завидовали нам, лошадку, солдатиков и наших любимых матрешек). А мы любили его и всегда слушались".

С мамой делали вместе,

Как две спицы в руках,

Не сидели на месте,

Всё в работе, в делах.

Мать, Шарыпова Алевтина Егоровна, всю жизнь проработала в колхозе «Серп и Молот» в животноводстве

Не помню ничего теплей,

Чем руки матери моей.

Покой им Бог не даровал,

Но уж работушки давал.

Чтоб накормить нас и одеть,

Должны везде они успеть:

В полях, в лесу и у реки –

Две теплых мамины руки.

Не знаю как, но успевали,

Годами отдыха не знали,

Грубели, старились...

И все же

Нет ничего мне их дороже.

Жили дружно, счастливо до тех пор, пока не началась Великая Отечественная война.

Как вспоминает Лариса Николаевна: «Помню, как провожали отца на фронт. С сестрами проводили до конюшни, плакали навзрыд. Не зная как нас утешить, отец сказал: «Не ходите дальше, я до Вологды доеду и вернусь обратно. В 1941 году его отпустили из-за болезни, а в 1942 году он снова ушел на фронт, но уже потом так и не вернулся. Мы каждый день ждали весточку от отца, пришло только два письма. В одном из них он писал, что учится на связиста. В 1944 году получили извещение, что отец пропал без вести. Все тяготы жизни легли на плечи мамы. Нас шестеро, всех накормить надо. Воспоминания о детстве до сих пор не дают зажить тем ранам, которые были нанесены той разрушительной войной. Больно вспоминать, но и забыть нельзя! Это были самые трудные годы, каждый день – слезы: кто-то получал похоронку, а кого-то отправляли на войну. Но народ был добрый, помогали друг другу, чем могли. Мама нас учила трудиться, быть честными и порядочными. Был страшный голод, но никто не воровал".

Года пройдут, но эти дни и ночи

Придут не раз во сне тебе и мне.

И пусть мы были маленькими очень,

Мы тоже победили в той войне.

Была у нас кормилица – корова, ее молочко помогло нам выжить. Пусть даже малая часть доставалась нам от надоенного молока, так как молоко тогда сдавали государству, но это нас очень сильно поддерживало.

Не знаю, как бы мы выжили, если бы у нас не было коровы, да еще был участок 20 соток. На одной половине участка сажали картофель, а на другую половину сеяли ячмень. Помню, кушать очень хотелось, весной бегали по полям, собирали все, что можно было есть: гнилую мерзлую картошку, клевер, лебеду, крапиву. Мама смелет муку из ячменя, истолчет в ступе разную траву: клеверные шишки, пистики, белый мох, кислицу (все это заранее собирали и сушили) и пекла хлеб. муки настоящей в этом хлебе было чуть-чуть, а основная часть – истолченная в ступе трава. Так как я была всех меньше, то траву приходилось собирать мне, также сушить и толочь в ступе - было моей обязанностью. Трудиться приходилось и мне со взрослыми наравне: летом – поливала грядки, пропалывала, работали на сенокосе. В колхозе не спрашивали, умеет ли семилетний ребенок делать ту или иную работу, раз пришла помогать, то делай то, что дадут. И я все делала. А заветные «палочки» в графу «трудодни» ставились напротив фамилии мамы. На сенокос вставали рано, мама уходила, а мы вскоре тоже бежали на выкошенные поля, сгребали в валки, помогали метать сено. А еще помню, что чаще всего выкошенные участки были заболоченными, с кочками и ямами. Лапти промокали, но отставать от взрослых было стыдно. Я вместе с другими ребятами, где косой, где граблями дёргали траву для колхозного стада, чтобы сохранить и вырастить поголовье коров, которое в конечном итоге отправляли на фронт. Также летом, после того, как мама напоит телят, мы с сестрой пасли их. В те дни, когда шли проливные дожди, мы ходили в лес за грибами и ягодами. Осенью собирали колоски, копали картошку. Зимой заготовляли дрова. Мне приходилось на санках возить их по насту. Две сестры, которые постарше рубили, а мы – младшие возили их на санях».

Помню наше тяжелое детство,

Как война нас застала врасплох,

Как она принесла много бедствий –

Из груди вырывается вздох.

Мы работали, сил не жалели,

Знали солнца восход и заход,

Не стонали мы и не болели,

Ждали с фронта вестей круглый год.

Выполняли работу любую,

Не боялись труда никогда,

И возили навоз, и косили вручную,

Теребили мы лен и метали стога.

Да, много горя и слез выпало на детские души в те далекие дни. Дети, наравне с матерями, бабушками, дедушками работали в поле, лесу, на стройках страны, ковали Победу в тылу. Горе, захлестнувшее войну, они знали не понаслышке, память о войне до сих пор их не отпускает.

Обожгла наше детство война.

И не наша была в том вина,

Что, теряя отцов, матерей,

Мы взрослели в три раза быстрей.

Нам легко никогда не бывало,

Наш рассвет оборвало грозой.

То военное наше начало

Детских лет наших – фронт трудовой.

«А еще помню хорошо и отчетливо то, что мама, как могла старалась прокормить нас. Трудно было, чего там говорить. У мамы, когда выходила замуж, было очень богатое приданное: много вышитых полотенец, кружевных скатертей, много тканых вещей, со всем этим пришлось во время войны расстаться. Мама все свое приданное обменяла на хлеб. Помню, принесет хлеб, а мы рады, разделит нам всем, а себе совсем немного оставит. Вот так и выжили".

И до сих пор во мне живут

Восторг души и запах хлебца,

Который мать преподносила

Гостинцем... зайчика из леса.

"Вскоре две старшие сестры завербовались на военный завод. Старшая сестра Галина ушла добровольцем на фронт. Мама очень переживала за нее, ждала с нетерпением весточку. Как сейчас помню, как мама отговаривала Галину, чтобы она не просилась на фронт. Помню, как мама зашивала снятый себя нательный крестик в полу шинели сестры, как она верила в то, что он спасет ее. Галина прошла всю войну, дошла до Берлина и там встретила Победу. А ведь крестик мамин на самом деле спас ее от гибели. Контуженная, вся израненная, но живая она вернулась с войны.

После войны все дети начали учиться в школе. Я долго не ходила в школу, так как нечего было не обуть, не одеть.

Так потекли год за годом: за детством - юность, за юностью – молодость. Молодые годы чудесные. Какими же счастливыми мы были тогда!"

Как все росла и расцветала,

И песни пела о родимой стороне,

О будущем, конечно же, мечтала,

И о далекой, дивной стороне.

Когда-то было восемнадцать –

Задорной юности рассвет,

Кружилась в вальсе и влюблялась,

Встречая утренний рассвет!

"Вот только судьбу не обойдешь. Что написано на роду, от того уйти невозможно.

Свела меня судьба в 1955 году на майские праздники, как это часто случалось в те годы, на деревенских гуляниях в Лужевице со своим будущим мужем Старковским Борисом Васильевичем. Родители Борису прочили другую невесту, побогаче, чем я, но он выбрал меня, как потом сам сказал, что полюбил меня с первого взгляда. Может быть одинаковые судьбы, одинаковые взгляды на жизнь привели нас к созданию семьи. 10 декабря 1955 года мы с Борисом расписались".

Помню тот морозный зимний вечер:

Лунный свет струился голубой.

Ты сказал мне, нежно взяв за плечи:

«Милая, поженимся с тобой?!»

Ритуал женитьбы был простой и скромный,

Шли пешком до загса мы вдвоем,

Без свидетелей, родных, знакомых

Морозным и простым, обычным днем.

"Свадьба у нас была 7 января 1956 года. Так тогда было заведено, что свадьбу играли после того, как пройдет месяц после регистрации".

Мендельсона марш нам не играли,

«Горько!» - нам кричала вся родня.

Но с тобой по жизни мы шагали,

Радости и горе поровну деля.

Много лет с той поры промчалось,

Повзрослели дочки, сыновья.

Позади все прошлое осталось,

Только вычеркнуть его нельзя.

Были в жизни бури и ненастья,

От которых рушится семья.

Но поверь, какое это счастье,

Что остались вместе ты и я!

Что всего дороже нам на свете,

Мы в борьбе со злом уберегли,

Чтобы были счастливы и дети

И любить обоих нас могли.

Сколько б мы с тобою не бранились,

Все равно скажу я: «Милый мой!

Золотую свадьбу пережили,

До бриллиантовой мы доживем с тобой!

"Да, память неумолимо перелистывает страницы моей жизни. Это сейчас мы оглядываемся на прошедшие годы. А тогда...

Семейную жизнь начала я в доме мужа в деревне Шевнино".

Говорят, в деревне скучно

Только это как кому,

Но живут в ней очень дружно,

Мы не знаем почему.

Потому ли что по духу

Иль по крови все – родня,

Что к чужой беде не глухи,

Даже если у плетня.

Здесь добры и не спесивы

Девки, бабы, мужики,

И по-своему красивы,

Далеко не дураки.

Все привычно,

все сподручно,

Знай работай – не ленись.

И поверьте: нам не скучно:

Мы в деревне родились.

"Муж работал трактористом в колхозе. Жили бедно, в колхозе на трудодни давали мало, картошки тоже не хватало. Вскоре мы с Борисом переехали из родительского дома на квартиру к одной старушке. Здесь и родился наш первый сын Николай. Прожили мы на квартире год, а потом моя мама Алевтина Егоровна, отдала нам дом. Его перевезли из деревни Прокопьево в Шевнино. Свекор со свекровью дали нам телушку, мы вырастили ее. С коровой стало жить легче. А потом стали держать поросят, овец, кур. Жизнь потихоньку стала налаживаться".

Эту песню пела бабушка,

Говорила: «Не пытай своей судьбы,

Не ищи другой богатой избы,

В ней живет дурная славушка.

Бог дает – бери да радуйся,

Что не делается к лучшему!

Ну, а если что замучает,

Не печалься и не жалуйся...»

"Трудные были времена, но я не жаловалась на судьбу. Там, в Шевнино, я стала работать в колхозе. Кормила овец (в трудовой книжке есть запись, что принята на работу чабаном). Тяжелая это была работа, все делали вручную. Воду носили ведрами, брали ее из речки, которая находилась далеко. Убирали навоз, стригли овец, метали на чердак сено. Выходных дней и отпусков не было. Но, несмотря на все это, я везде успевала: и скота накормить, и дома прибрать, сварить, постирать, шить, вязать. Теперь, под старость лет, сама себе удивляюсь. Муж Борис работал в колхозе трактористом. Затем один за другим появились еще трое детей.

В 1970 году мы переехали в деревню Морозовица. На Морозовице построили дом.

Опять наступило трудное для нашей семьи время. Борис начал работать председателем Трегубовского сельсовета, а для меня работы сначала не было. Позднее я стала работать техничкой в клубе и библиотеке. Работы было тогда много. В связи с тем, что поблизости колодца и других водоемов не было, за водой приходилось ходить на озерцо у реки Шарденьги, а уж потом на водонапорную башню, которая находилась далеко от клуба. Воды наносить надо было много. В то время в клубе посещаемость была высокой, Кто-то приходил поиграть в бильярд, кто-то участвовал в художественной самодеятельности, а кто-то просто посмотреть новый фильм. Сеансов показа кино было два: дневной и вечерний, так что зал приходилось мыть два раза. В библиотеке также уборки хватало: и цветы полить, книжную пыль с полок обтереть. Зимой снег возле клуба убрать, а территория не маленькая.

Дети были еще малы: двое старших учились в школе, а младшие, разница в возрасте между которыми была 2 года, оставались дома (мест в детском саду не было). Сейчас вспоминая это, становится страшно. Уйду на работу, оставлю детей одних (бабушек у нас не было), а у самой душа не на месте. Вот пока работаю, все о них и думаю. Приду домой, а они зареванные. Накормлю, умою, успокою, а сама опять за работу: скота кормлю, ужин варю, да и постирать надо.

С какими бы трудностями мы не сталкивались, все преодолели. Недаром пословица гласит: «Жизнь прожить, не поле перейти». Вот так и у нас".

Нам не давалось в жизни все готовым,

Но не думали тужить.

Ко всем делам, пусть трудным и тяжелым,

Умели труд посильный приложить.

"Трудовой стаж у меня 41 год. За свой труд награждалась многочисленными Почетными грамотами, благодарностями, а также ценными подарками».

Ценили Ларису Николаевну на работе за ее старание, трудолюбие, прилежание, ответственность, за простой и добрый характер. И сейчас она не забывает библиотеку, читает, посещает все мероприятия, до сих пор интересуется нуждами и заботами библиотеки и является участником клуба «Золотой возраст».

Дети в семье Старковских выросли, все получили образование. Уважают все в деревне эту семью. Дети создали свои семьи, которые тоже пользуются уважением у односельчан. У Ларисы Николаевны и Бориса Васильевича уже 8 внуков и 3 правнука.

Отгремела молодость над нами...

Отшумела зрелость над годами.

Вот и встали на ноги ребята,

Подросли и милые внучата!

Ничего, что стаей журавлиной,

Годы мчатся вереницей длинной,

Сердце старость признавать не хочет,

Сердце радости и мира просит.

С выходом на пенсию Борис Васильевич и Лариса Николаевна построили новый дом рядом с прежним домом. Но старый дом, в котором они прожили долгие годы, воспитывая детей, все также дорог.

Старый мой дом, удивительно старый,

Добрый, годами испытанный друг,

В жизни моей ты увидел не мало

Знаешь на ощупь тепло моих рук.

А новый дом радует теплотой, уютом, гостеприимством.

Есть домик у меня, с виду не большой,

А изнутри просторный и уютный,

В нем буду отдыхать я телом и душой

От этой суеты ежеминутной.

Встречать я буду каждый день рассвет,

Благодаря творца за это чудо,

И проживу в нем много- много лет,

И наконец-то счастлива я буду.

И пусть зима метелью заметет,

Дождем холодным осень пусть намочит,

Но только здесь моя душа поет,

А сердце умолкать никак не хочет.

Лариса Николаевна и Борис Васильевич не сидят без дела. В доме у них много комнатных цветов. А весной, летом и осенью своей красотой радуют прохожих цветы, посаженные возле дома.

Живой газон, цветник –

Здесь место для души

Кругом цветы:

Тюльпаны, незабудки,

георгины,

Васильки, ромашки и вьюнки,

Колокольчик голубой,

как небо...

Радуют нас всех,

Постой, не проходи!

Задержись и полюбуйся смело,

Восхитись, здесь много красоты.

Весной радует заложенный возле дома сад своим цветением, а осенью обильным урожаем. В саду есть и яблони, и вишни, и слива, и много кустарников: черной и красной смородины, крыжовника, аронии черноплодной, малины и др.

Живи, наш сад и процветай,

И нашим детям красотою

О нас всегда напоминай.

Весной цветением обрадуй,

Укрой их

в жаркий день листвой.

Обрадуй осенью плодами

И ауру их душ напой.

Лариса Николаевна очень хорошая хозяйка. Все спорится у нее в руках. Погреб полон разносолами. А какие она пироги печет! А еще и рукодельница, и мастерица: и вяжет, и шьет, и кружева плетет, вышивает так, что глаз не отвести. В доме все украшено твореньем ее рук, все в тон и на своем месте: будь то картина, вышитая ею, будь то салфетка, связанная с великим мастерством и любовью, будь то коврик, привлекающий к себе внимание яркостью и умело подобранным цветом чередующихся полосок.

В этом году Ларисе Николаевне исполняется 80 лет. Но она все также молода душой. Ведь недаром говорит она о себе: «Мне года не беда, коль душа молода». И это правда. Сколько в этом человеке неугасающей жизненной энергии, энтузиазма! Сколько в ней чуткости, заботы, доброты! Лариса Николаевна никогда не унывает, не жалуется на свою судьбу, а учит всех, чтобы никто и никогда не сдавался, а преодолевал все свои трудности с высоко поднятой головой. Ведь недаром в русской народной пословице говорится: « Тому судьба покориться, кто к цели стремиться». За свой возраст она не переживает, всегда стремиться жить увлеченно, с интересом, не обращая внимания на года.

Мы – поколение, что годами припорошено.

Вы скажите: « А что же тут хорошего?»

Отвечу прямо: «Годы – не награда,

Но пасовать пред ними нам не надо»

Вот 60, вот 80... и что же?

Вздыхая, вы не станете моложе,

Зачем пустое повторять,

Давайте лучше просто продолжать

Жить увлеченно, жизнью наслаждаться,

Любимыми делами заниматься.

А сколько нам еще прожить

Оставим Господу решить.


"Горечь сердца забыть не даёт".

МКУК «Великоустюгская ЦБС». Трегубовская библиотека. 2011

Составители: Голикова Л. П. зав. Трегубовской библиотеки, Перминова Н.Р. библиотекарь.

Ты в памяти, детство, воскресни!

Воспоминания ветерановВ этот сборник вошли воспоминания, фотографии детей войны, которые живут в маленькой деревушке, в нескольких километрах от центральной усадьбы д. Морозовица . Это люди разной судьбы, но всех их соединяет одно : память тех страшных лет, ведь война оставила след почти в каждой семье. Седые, постаревшие дети Великой Отечественной. Они поработали на своем веку изрядно. В те 5-7 годков сделали больше, чем за свою жизнь. Босые и голодные бороновали поля, возили навоз, косили траву на сено, пасли телят и коров, а кто постарше, им доверяли сушить снопы ржи, ячменя, овса. После школы дети засыпали от усталости, пилили, кололи, и складывали дрова. Пока поднимет такой мужичок кряж, то плачет в голос, размазывая по щекам замерзающие на лютом морозе слезы – так трудно и тяжело. До сих пор, вспоминая трудное военное время, многие из них не могут сдержать слез. В это тяжелое время они должны были расстаться с детством. Дети военной поры почти все рассказывают, как получали на погибших отцов похоронки, как работали по 12 часов в сутки их матери, как, увидев после войны батон, не знали, можно ли его есть, потому что, за четыре года забыли, что такое белый хлеб.

***

Горечь детства забыть не дает.

Память вывернута наизнанку.

Проплывают далекие дни...

Нам бы хлеба и чуточку ласки,

Да онучи для новых лаптей!

Заменяли нам ласку

салазки,

Улетающие в метель.

Снежный ветер хлестал

по спинам,

Пели редкие петухи,

Заменила нам хлеб мякина,

Ну а сахар льняные жмыхи.

Мы остались в живых

и смело

Говорим, что обязаны жить:

И сейчас в наступление

Мы идем по просторам весны,

Не изнеженное поколение,

Поредевшее в годы войны.

Чтоб колосья тяжелого хлеба

Не топтали ничьи сапоги.

Наши руки, не зная покоя,

Рубят избы, возводят мосты.

Будут дети отцами гордиться,

Будут знать их дела наизусть...

Им хорошую жизнь

по наследству

Мы оставим во имя любви,

Слышим голос далекого детства:

-Ты, братишка, за нас поживи!...

Воспоминания Стариковой Галины Михайловны.

Родилась 24 мая 1938 года в деревне Захарово Верховажского района.

...Здесь моя заронилась судьба,

И опоры

пока не лишалась!

Как на стойках кремневых

изба

На любви материнской держалась.

Воспоминания ветерановСемья была многодетная (7 детей). Моих родителей звал жить в Ленинград брат моего отца Федор Иванович. Родители согласились и хотели все продать и уехать в Ленинград. И вдруг объявляют, что началась война. Так и остались в деревне. Отец и старший брат ушли на фронт. На маминых плечах осталось шестеро детей и инвалид деверь.

Бедная, бедная мама

Всех накормить, согреть,

Всем постелить, укутать,

Всех обстирать, умыть,

Не промочить в распуту,

В стужу – не простудить, -

Где ты найдешь управу

На полсемейства хоть?

Экой тебя оравой

Вознаградил Господь! –

Мама работала в колхозе дояркой, условия были тяжелые. Фермы были не оборудованы: не было ни воды, ни света. Приходилось воду носить вручную. Но люди были выносливые, терпеливые.

Отец принимал участие в тяжелых боях при форсировании Днепра. А брат пропал без вести. Отец с войны пришел больным, поэтому мирной жизнью жил недолго. В 1948 году он умер. Беды не обходили наш дом стороной. Работая в колхозе, трагически погиб брат.

В 1946 году пошла в начальную школу за 2 км от дома. При школе был большой участок земли, там ученики садили картошку. Её приходилось обрабатывать ученикам с 8-12 лет. Особенно тяжело приходилось осенью во время копки картофеля. Ученики помогали колхозу в уборке льна. Учитель давал каждому норму, и надо ее было обязательно сделать. Школа отапливалась дровами, которые заготовляли в перемены и послеурочное время сами дети. Пилы были тупые, да еще и деревину надо держать, она крутится, а силы мало (голодными были) для того, чтобы бревно не скользило. За выполненную норму учитель давал кусочек хлеба или половинку. И так хотелось этот кусочек заработать, так кушать хотелось!

Голодные,

мечтали мы,

бывало,

Забившись в пыльный угол чердака,

Что наедимся хлеба до отвала

И что напьемся вдоволь молока!

С пятого класса перешли учиться в другое село за 6 км. Ходили пешком, а после уроков все та же тяжелая работа: уборка льна, картошка и заготовка дров для школы (уже для двух зданий).

Мы помогали взрослым как могли.

Мы ведрами таскали воду

И на зиму кололи кучи дров.

Работали – не через пень колоду,

А вкалывали так, что будь здоров.

Чтобы учиться дальше, надо было ходить за 13 км. Возможности не было, поэтому осталась работать в колхозе

Три года работала только за трудодни. В колхозе работала дояркой и бригадиром. Дальнейшая судьба сложилась так, что пришлось из колхоза переехать в Великоустюгский район. Работала на маслозаводе рабочей в Стрельне. В 1961 году встретила своего суженного из деревни Барсуково и вышла замуж. Совместно с мужем воспитали двоих детей. 23 года проработала на сплавучастке Котлаской сплавной конторы.

За многолетний добросовестный труд Галина Михайловна награждалась почетными грамотами, благодарственными письмами. С 1993 года вышла на заслуженный отдых. Сейчас имеет уже 3 внуков и двух правнуков. Занимается приусадебным хозяйством, любит выращивать цветы. Очень радушная и гостеприимная хозяйка.

Воспоминания ветерановПочётные грамотыВоспоминания ветерановПочётные грамоты

В грядущее

Вся жизнь устремлена.

Больших свершений

Не окинуть оком.

Но в забытье не канула война:

То, что в душе, -

Не кажется далеким.

Воспоминания Карандашевой Валентины Александровны

Карандашева Валентина Александровна родилась 1 мая 1939 года в деревне Кременье Щекинского сельского совета (был колхоз «Имени Литвинова»). В семье было пятеро детей.

Валентина Александровна вспоминает памятные минуты прощания со своим отцом: «Сидит за столом и говорит матери – Анюха, я не пойду на войну! – прошло несколько минут – Ну, так я пошел, Анюха! Так и расстались..."

Как те,

Кто любит беззаветно,

Оберегая нас,

Щадя,

Уходит время незаметно

В плаще из плотного дождя,

Чтоб не спешили

Жизнь итожить –

Она дана не для того!

Своим уходом потревожить

Не захотел он никого.

А через месяц пропал без вести».

Мать, братья и сестры работали в колхозе. На трудодни давали зерно, мололи сами, поэтому голодать сильно не приходилось, помогал и свой огород. Но все равно это было тяжелое время. Мама, оставляя на целый день детей, стряпала мягкие и складывала на полати, чтобы они смогли поесть. «А мы любили сидеть под столом и петь военные песни. И не замечали, как заходили соседи. Своим детским умом мы тогда еще не понимали, что вся семья останется вечером без хлеба. В деревне было много таких, которые голодали. Мать с работы приходила, а полати пустые».

После войны возвращались домой солдаты. Среди них возвратился и дядя Валентины Александровны – Николай Александрович, который работал председателем колхоза на деревне Трегубово.

Училась в деревне Щекино, там закончила 7 классов. Затем продолжила учебу в городе в школе № 10. По призванию закончила медицинское училище. Три года проработала в больнице в деревне Елакино. Там и познакомилась со своим женихом, вышла замуж и переехала в деревню Барсуково. С 1961 года живет в этой деревне и по сей день. 17 лет проработала в Доме инвалидов в деревне Морозовица. На работе пользовалась большим уважением среди больных, а также местных жителей. В Доме инвалидов в то время была развита культурно-досуговая деятельность. Валентина Александровна являлась также активным участником художественной самодеятельности. Часто устраивались детские праздники. Дети всегда были очень довольны. С 1978 по 1983 годы работала в детском саду « Буратино» в Устюге. С 1983 по 1985 год - в детском саду в деревне Коромыслово, С 1985 по 1993 годы - заведующей детским садом в Дымково. В 1993 году вышла на заслуженный отдых.

Воспоминания ветерановПосле выхода на пенсию Валентина Александровна долгое время занималась домашним хозяйством. Все свое умение, опыт, выдержку и терпение она передала своим дочерям. Есть у Валентины Александровны одна, но замечательная внучка, которая получает высшее образование.

Воспоминания Мелентьева Юрия Николаевича

Мелентьев Юрий Николаевич родился в деревне Белозерово 19 ноября 1938 года.

Из воспоминаний своего далекого военного детства:

«Я – обыкновенный, довоенный,

То есть я родился до войны...».

В 1941 году отец ушел на фронт (с войны он так и не вернулся, пропал без вести). Мать в годы войны работала в колхозе. Работали за трудодни, их давали 25 трудодней в месяц. Мать целыми днями работала, Юра оставался один дома без присмотра. От одиночества часто прятался между окнами.

В моем дому

Есть хитрое окно.

Глядеть в него

Мне одному дано

Для остальных

И нет того окна:

Стена,

Всего лишь деревянная стена.

Когда один,

Я створки распахну,

Увижу четко

Маму я свою.

Она плывет

В вечерней синеве.

Цветной платок

На русой голове.

Особенно в его памяти остались воспоминания о том, как возвращались немногие солдаты с войны. Большинство приходили инвалидами, калеками, в которых трудно было узнать своих отцов, соседей, родственников.

Семья жила за счет приусадебного хозяйства. С 7 лет Юра работал пастухом.

Мальчишеских игр атаманы,

Герои девчоночьих снов...

Вы были и правда угланы,

Подростки военных годов.

Худы,

Угловаты,

Глазасты

Так мало вам было всем лет.

Досыта вы ели не часто,

Утрами вставали чуть свет.

Хватило вам трудного дела

С лихвою! –

Тогда и потом.

Война ваши судьбы задела

И врезалась

Острым углом

Воспоминания ветеранов«Помню послевоенный вкусный хлеб, его давали по 200 грамм в школе. В 1947 году отменили карточную систему на хлеб, но жизнь не улучшилась, так как хлеба было купить не на что».

Учился Юра в Дымковской школе. Закончил ФЗО. После окончания ФЗО - служба в армии (1957 год).

В 1963 году Юрий женился. Его судьбой стала красавица Фаина, с которой он счастлив и по сей день.

Дорог нам недаром дом наш милый, -

В нем и в самый хмурый день светло,

Дружбу и любовь с тобой нашли мы,

Просто нам с тобою повезло!

Воспоминания ветерановВоспоминания ветерановЗатем долгая трудовая деятельность на судоремонтном заводе в качестве кузнеца в механическом цехе.

Более 10 лет его трудовая деятельность связана с сельским хозяйством (совхоз «Красное Знамя» и сельхозпредприятие предприятие «Красный Остров»). За долголетний честный добросовестный труд, активное участие в жизни трудовых коллективов часто награждался почетными грамотами, дипломами, ценными подарками.

Почётные грамотыЮрий Николаевич добродушный, трудолюбивый человек, хороший семьянин, бескорыстный, веселый, обладающий прекрасным чувством юмора. Он уважаемый в деревне человек, долгое время был старостой деревни. Никогда не откажет в помощи, с какой бы просьбой к нему не обратились.

С выходом на пенсию долгие годы занимался приусадебным хозяйством. Он замечательный и опытный огородник, помощник во всех домашних делах своей любимой супруге Фаине Александровне. Они воспитали трех замечательных детей, имеют четверых внуков, в которых души не чают.

Здесь вручили мне землю в наследство,

Ни за что не прожить без нее...

Здесь навеки прописано детство,

Деревенское детство мое.

Воспоминания Барсуковской Зинаиды Васильевны.

Барсуковская Зинаида Васильевна родилась в деревне Стрюково Верхневарженского сельсовета.

Порой нам не спится часом,

В памяти встают моменты те,

Рассказываю я с волненьем детям нашим:

О Родине, о жизни, о судьбе.

Отца не помнит, умер еще до войны. Мать работала в колхозе рабочей. Трудное было время: пахали на быках, на яловых коровах. Матери помогали во всем: сторожили лошадей, сеяли вручную рожь, жали, пахали, возили навоз. Потом маму попросили работать в школе техничкой. Она согласилась с условием, что я буду ей помощницей. Работала еще и ночным сторожем. А сторож в то военное время должен был не только сторожить, но еще и будить косарей, пахарей на работу.

Вспоминает Зинаида Васильевна в послевоенное время, как пекли тогда хлеб, который назывался мучниками, колобами. Выпекали их на капустных листах и садили в печь на голый под.

Когда заря еще дремала

И крепко спали петухи,

А мать уставшая вставала

И хлеб пекла для всей семьи.

Да, были времени мгновенья,

Об этом тяжко вспоминать.

- Хватило только бы терпенья,

Устало повторяла мать.

Воспоминания ветерановВ школу пошла за 1 км (за ручей). Одеть было нечего, ходили в лаптях. А во время наводнения жили в школе. С 5-7 класс училась в деревне Старина.

7 класс не закончила, потому что учиться было трудно и не хватало учебников. Уехала к сестре на Новатор, там жила у старшей сестры. В деревне Опалипсово жила у хозяев, где нянчилась с детьми. Затем нянчилась у старшей сестры с ребенком.

Воспоминания ветерановА потом работала на фанерном заводе. Там и встретила своего суженного Геннадия из деревни Барсуково. С 1962 года работала сестрой-хозяйкой в госпитале. Там отработала 32 года.

За долголетнюю и добросовестную работу в противотуберкулезном диспансереПочётные грамоты награждалась почетными грамотами.

С мужем Геннадием прожили в согласии и воспитали троих детей, а сейчас уже у неё один внук и три внучки.

Воспоминания ветерановСеребристым инеем чуть виски покрыло

И чуть-чуть устало щурятся глаза.

Годы пролетели: всё за годы было

И тревога, тишина, весна.

Дети Вам в радость, внуки тоже в радость,

Всё, чем жив и счастлив человек.



МКУК «Великоустюгская ЦБС». Трегубовская сельская библиотека-филиал № 27

Я с вами и живой (о творчестве В.Т. Шаламова и фильме «Завещание Ленина», созданном по произведениям автора).

Морозовица, 2016

Фильм - Завещание Ленина.Я с вами и я живой: о творчестве В. Т. Шаламова и фильме «Завещание Ленина», созданном по произведениям автора / составитель Н. Р. Перминова, зав. Трегубовской библиотеки; ред. Н. Бобыкина, гл. библиограф. – Морозовица, 2016. – 34 с.

В брошюре собран материал о съемках фильма «Завещание Ленина» в городе Великий Устюг в 2007 году к 100-летию В.Т. Шаламова. В нее вошли рассказы односельчан, снимавшихся в массовых сценах фильма, фотографии со съемок, а также отзывы читателей о творчестве писателя и фильме «Завещание Ленина».

Составитель: Перминова Н. Р., заведующая библиотекой

Предисловие.

Данная брошюра, которую вы держите в руках, представляет собой текст, составленный из разных источников. Полагаем, что это позволит вызвать у читателей больший интерес к творчеству Варлама Тихоновича Шаламова, к фильму «Завещание Ленина», созданного по его рассказам, снятого в нашем родном городе Великом Устюге к 100-летнему юбилею писателя. Подобно тому, как, слагаясь из множества моментов, взглядов, суждений и даже оценок, вдруг возникнет у читателя желание самому прочитать, самому посмотреть, самому осмыслить то, что так тронуло души других. Отзывы читателей о творчестве писателя, отзывы о просмотренном фильме «Завещание Ленина» помогут привлечь внимание к литературному наследию Варлама Тихоновича Шаламова. Его произведения – это художественное исследование о человеке, который оказался в невиданных и неслыханных в отечественной истории по своему размаху трагичных обстоятельствах. Это – исследование бездны души человека. Пройдя через все страдания и боли, Шаламов оказался народным героем, который смог донести всю истинную картину общества того времени. Мы надеемся, что биография Варлама Шаламова, его творчество и фильм «Завещание Ленина» найдут отклик в душах наших читателей и зрителей, ведь никого не сможет оставить равнодушным наличие огромной души, способность творить и созерцать, не смотря на тяжкие испытания судьбы. И пока его литературное наследие и снятый по его рассказам фильм трогают души читателей и зрителей, Шаламов всегда будет с нами, как он сам и завещал: «Я с вами и живой».

Варлам Шаламов. Талант. Судьба. Подвиг.

Больного сердца голос властный

Мне повторяет сотый раз,

Что я живу не понапрасну,

Когда пытаюсь жить для вас.

В.Шаламов

Фильм - Завещание Ленина.Варлам Тихонович Шаламов – «трагический Колумб Колымы» так его называют у нас на Вологодчине, родился в Вологде в 1907 году в семье священника, многодетной, дружной, с прочными семейными традициями. На его долю выпало время горестное и трагическое. Судьба ни в чем не пощадила этого мужественного человека, но он до конца своих дней оставался именно человеком – гражданином, любящим Родину, служившим ей верой и правдой. Прожив жизнь невероятно многострадальную, он оставил нам свое литературное наследие – документы правды, истории. Его имя незаслуженно остается в тени и широкому кругу современных читателей малоизвестно. Между тем это – один из самых мощных писателей ХХ столетия. Его биография, сложная житейская и яркая творческая, нужна не только затем, чтобы лишний раз вздохнуть и развести руками, преисполнившись добавочного восхищения большим талантом, но и затем, чтобы оживить в памяти те неповторимые переворачивающие душу впечатления, ту правду о существовании советских заключенных во времена культа личности. «Каждый мой рассказ – это окрашенный душой и кровью мемуарный документ», – написал как-то Варлам Шаламов. Его творчество стало своеобразным памятником отечественной истории. Биография писателя – это великий урок, который мы должны непременно знать, чтобы разбудить в себе пытливую и беспокойную мысль, заставить задуматься о жизни. О той жизни, которая долгое время умалчивалась, о которой мы можем судить, читая произведения такого писателя, как В. Т. Шаламов. Его произведения – незатихающий набат, призыв не засыпать, не успокаиваться, помнить, кто мы и на что мы призваны на этой земле. Прошло много времени, прежде чем мы услышали его имя, прежде чем мы смогли познакомиться с тем литературным наследием, которое он нам завещал. Варлам Тихонович Шаламов стремился воспринимать жизнь открыто, и если заслонялся от ее ударов, то своим творчеством. Для него самое важное и в поэзии, и прозе – «израненное сердце, живая человеческая судьба, кровавые раны души». Но не менее существенная для него и культура поэта, его приобщенность к мировой поэзии и профессиональное владение тайнами ремесла. Однако В.Т. Шаламову близок не только эстетический, но и укорененный в российской традиции нравственный подход к литературе. «Мы верим в стихи не только как облагораживающее начало, не только как в приобщение к чему-то лучшему, высокому, - пишет он, - но и как в силу, которая дает нам волю для сопротивления злу".

Главный литературный подвиг Варлама Шаламова – его проза, его «Колымские рассказы». Это - целая энциклопедия лагерной жизни сталинского времени. Но вместе с тем это не просто свидетельства очевидца о репрессиях и беззакониях периода культа личности Сталина. Это «документ души» писателя, большая, настоящая литература. Варлам Шаламов стал одним из основоположников «новой прозы», в которой художественное и документальное образуют единый сплав, и все это освещено глубокой философской мыслью. Разумеется, такая проза в годы застоя не была нужна. И «Колымские рассказы» не печатали. Но люди уже знали о них: переписывали, перепечатывали, передавали друг другу. Попали его рукописи и за рубеж. Шаламова издали во многих странах. «Измученным инвалидом подошел он к концу своего трагического пути. Наконец, забрезжили первые отсветы признания, был замечен его незаурядный талант. Он выстоял, у него хватило сил, чтобы остаться человеком – вопреки ожесточавшим и принижавшим условиям. Однако ценой веры в возможность добра, ценой отчуждения от людей». Книги стихов Шаламова выходили в СССР в 1972 и 1977 годах. «Колымские рассказы» изданы в Лондоне (1978, на русском языке), в Париже (1980–1982, на французском языке), в Нью-Йорке (1981–1982, на английском языке). После их публикации к Шаламову пришла мировая известность. В 1980 году французское отделение Пен-клуба наградило его Премией свободы.

Мы Родине служим по-своему каждый,

И долг этот наш так похож иногда

Но странное чувство арктической жажды,

На сухость во рту среди снега и льда.

«Завещание Ленина» - автобиографический сериал.

Тебе обещаю, Далекая Русь,

Врагам, не прощая, я с неба вернусь.

Пускай, я осмеян и предан костру,

Пусть прах мой развеян на горном ветру.

Нет участи слаще, желанней конца,

Чем пепел, стучащий в людские сердца.

В. Шаламов

Фильм - Завещание Ленина.В наши сердца постучался Шаламов, через 100 лет после своего рождения. Постучался кадрами замечательного и страшного фильма «Завещание Ленина», созданного по сценарию Юрия Арабова режиссером Николаем Досталем, (Николай Досталь - режиссер и сценарист московской киностудии "Эталон-фильм"). В 60-е снимался в лентах "До свидания, мальчики!" и "Морские рассказы". Первая режиссерская работа - "Человек с аккордеоном" (1985). Наиболее известные фильмы: "Облако-рай" (1991), "Маленький гигант большого секса" (1992), "Мелкий бес" (1995), "Коля-перекати поле" (2005), сериалы "Гражданин начальник" (2001) и "Штрафбат" (2004), посмотрел на нас глазами талантливого актера Владимира Капустина. Владимир Капустин - актер театра и кино. Работает в театре Армена Джигарханяна. С 1990 года эпизодически снимался в кино на ролях второго плана, в том числе в фильмах Николая Досталя "Штрафбат" и "Коля-перекати поле". В "Завещании Ленина" впервые выступил исполнителем главной роли.

"Завещание Ленина" - это автобиографический сериал, созданный по мотивам "Колымских рассказов" писателя Варлама Шаламова.

«Начинаешь читать такого писателя, как Шаламов, и уже хочется снять картину, поэтому замысел сериала родился сам собой после знакомства с его произведениями, – рассказывал режиссер Николай Досталь, знакомя вологжан с фильмом – Сначала хотели экранизировать его рассказы, но потом возникла идея снять фильм о нем самом, основанный на его же литературном наследии». Жизнь Варлама Тихоновича Шаламова, словно фильм, снятый режиссером по одновременно двум исключающим друг друга сценариям, прокручивалась на черно-белом экране общественного сознания. И вот вышел фильм «Завещание Ленина», как завещание самого писателя быть услышанным и увиденным. Этот фильм, словно исповедь, наболевшая, выстраданная. Работая над сценарием этого фильма, Юрию Арабову было трудно, а порой и больно перелистывать страницы прожитой жизни Шаламова, прокручивать мысленно кинопленку тяжелых жизненных испытаний, уготованных ему судьбой, наедине со своей совестью, сердцем и душой. Это многопудовая ответственность перед памятью писателя, перед зрителями. Она сравнится разве что сложенным воедино душевным и моральным грузом, который ложился на его плечи. Желание быть верно и до конца понятым зрителями, быть честным и откровенным с ним до конца, говорить как Шаламов на одном языке правды, чести и достоинства. Это и есть искусство, искусство правдиво рассказать зрителям, то, что тревожит душу, заставляет сердце биться в удвоенном ритме. «Искусство есть микроскоп, который наводит художник на тайны своей души и показывает эти общие тайны всем людям» - эти слова принадлежат Л. Н. Толстому, но они относятся также и к кинематографу. Обо всем нужно говорить правду. Ведь наше великое время не нуждается ни в украшательстве, ни в умалчивании. Еще труднее донести до зрителей все факты из жизни писателя, не приукрашивая их, не навязывая своего мнения и отношения. Потому как в искусстве, в кинематографе в частности, надо стараться показать Шаламова во всей его сложности и противоречивости, на фоне его внутренних раздумий, метаний и сомнений. Не наигранно показать шаламовский характер, откуда корни его, в чем его стержень? А стержень его характера, прежде всего, в любви к своей Родине. Это главнейшее и необходимейшее качество рождает десятки других – преданность делу, мужество, смелость, искренность, любовь к людям. Николаю Досталю удалось показать Шаламова таким, каким его знали близкие люди. «Цель фильма «Завещание Ленина», по словам режиссера - рассказать о трагической судьбе одного из крупных литераторов России ХХ века. Фильм - Завещание Ленина.Для меня Шаламов - это величайший русский писатель, долго бывший в тени Александра Солженицына». Фильм о гениальном непризнанном долгие годы писателе начинается с показа детства Варлуши Шаламова. И вот перед зрителем на экране большая дружная семья Шаламовых. Строгий отец, мать, загруженная повседневными домашними заботами и дети, у каждого из которых свои домашние обязанности и свои отцовские поручения.

Фильм - Завещание Ленина.Как сам описывал Варлам Шаламов своих родителей в книге «Четвертая Вологда»: «Отец мой человек светский, то есть гражданский, мирской до мозга костей. Все, что могло служить успеху, то и одобрялось. Но потом, взрослым, уже сидя в тюрьме, я изменил это детское мнение. Не то, что изменил, а из большой тени, что отбрасывала фигура отца на прошлое, выползала вдруг на яркий свет опухшая грубая фигура моей матери, судьба которой была растоптана отцом. Фильм - Завещание Ленина.С мамой мой отец никогда ни в чем, даже в мелочах, не считался, - все в семье делалось по его капризу, по его воле, по его мерке. Мама – способная, талантливая, энергичная, красивая, превосходящая отца именно своими духовными качествами». Вот именно такими, как их описал сам Шаламов и предстали перед зрителем родители писателя.

Картины детства не оставляют зрителя равнодушным, режиссером тонко подмечен каждый эпизод из детства писателя и ярко передан зрителям. На экране кадры из фильма, где Варлуша Шаламов не может застрелить утку или зарезать козленка по строгому поручению отца. Все чувства, которые переживает мальчик ярко и точно переданы Досталем зрителям. Эти слова Шаламова подчеркивают достоверность увиденного зрителями на экране: «Тут я нашел себе применение, нашел себя, но скоро выяснилось, что я не переношу смерти коз, кроликов, и сам не хочу, не могу убивать. Мое нежелание убивать, стрелять, охотиться, резать кроликов и кур, закалывать кабана – тоже привело к тяжелому конфликту. Пока я категорически отказывался от охотничьего ружья, богатый семейный арсенал был продан – к позору отца, и сын уехал в Москву». Своей семье многим обязан Шаламов – несгибаемой нравственной твердостью и силой духа, которую можно принести только из детства, когда создается, рождается личность. И щепетильная честность, и гордое стремление к независимости. Вот откуда шаламовский твердый несгибаемый стержень характера - Николай Досталь доносит с мельчайшей точностью до зрителей. Вот наиболее характерный пример – Шаламов воспроизводит свои мысли об отце, возникшие в четырнадцатилетнем возрасте: «Да я буду жить, но только не так, как жил ты, а прямо противоположно твоему совету. Ты верил в Бога – я в него верить не буду, давно не верю и никогда не научусь. Ты любишь общественную деятельность – я ею заниматься не буду, а если и буду, то совсем в другой форме. Ты веришь в успех, в карьеру – я карьеру делать не буду. Ты ненавидел бескорыстную любовь к книге – я буду любить книги беззаветно. Ты хотел заводить полезные знакомства – я их заводить не буду. Ты ненавидел стихи – я их буду любить». Николай Досталь в своем фильме пытается донести до зрителей становление характера Шаламова. Собирая по крупице малейшие детали, факты из детства и юности писателя – и вот перед нами уже личность. Годы учебы в МГУ, распространение «Завещания Ленина» - письма съезду партии, содержавшего редкую критику Сталина, арест, первые испытания – все это режиссер отчетливо и полно показывает зрителям в своем фильме. А потом несколько лет воли, работа в журнале. И вот 12 января 1937 года – снова арест по доносу брата жены. Эта картина ареста особенно впечатляет зрителя. А дальше страшные, ужасающие картины. Четко, подробно они переданы режиссером зрителю. Все увиденное ложится кровавым рубцом на память, откладывается в сознании сильными неподдельными эмоциями, которые не дают душе покоя.

И шепот наш, как усилителем

Подхваченный сердечным эхом,

Ударит в уши поздним зрителям,

И будет вовсе не до смеха.

Фильм - Завещание Ленина.ГУЛАГ – мир, где смерть – обыденность и необходимость, а жизнь – нелепое случайное явление, доносит нам свои обжигающие невымышленные были Варлам Тихонович Шаламов, преломив через свою судьбу страшные будни колымских лагерей смерти, всю их чудовищность и несовместимость с обычным человеческим сознанием. «Колымские рассказы» и снятый по ним фильм «Завещание Ленина» - это Реквием по тем миллионам и миллионам жизней, унесенных кровавым террором: расстрелянным, умершим от пыток, от голода, от непосильного изуверского труда в золотых забоях, от побоев охранников и ножа блатарей, от жесточайшего всепроникающего холода, от отчаяния и безысходности – оставшихся навсегда лежать в еле запорошенной общей могиле, в вечной мерзлоте Севера.

Николай Досталь отметил, что «Колымские рассказы» Шаламова - это документальное историческое свидетельство, запечатлевшее великую катастрофу человечества XX века. В своих рассказах Шаламов идет дальше простого описания всех кошмаров советского ГУЛАГа. Он не пытается вызвать страх у читателей. Он не называет страх по имени. Но читая или слушая произведения Шаламова, буквально кожей ощущаешь весь ужас и страдания, заключенные в них. «Колымские рассказы» потрясают, они требуют не только сопереживания, но и переоценки собственной жизни, определенного нравственного вывода. Страшное наследие сталинских лагерей сохранилось в малой прозе Варлама Шаламова. В «Колымских рассказах» автор, прошедший сквозь долгие годы суровых испытаний ГУЛАГа, рассказывает всю правду о существовании советских заключенных во времена культа личности. Эти произведения стали своеобразным памятником отечественной истории. И в своем фильме «Завещание Ленина» Николай Досталь доводит до сознания зрителя все то, что долгое время умалчивалось, всю ту правду, которую нам рассказал Варлам Тихонович Шаламов.

И я хвалил себя за память,

Что пронесла через года

Сквозь жгучий камень, вьюги заметь

И власть всевидящего льда

Твое спасительное слово,

Простор душевной чистоты,

Где строчка каждая – основа,

Опора жизни и мечты.

И вот жизнь после лагеря. Николай Досталь показал ее зрителям без приукрашивания, без преувеличения, такой, какой она была на самом деле. Жизнь не стала легкой. Варлам Тихонович слабел «Добить меня очень трудно» - твердил он. Но уже почти не слышал и начал терять зрение, как когда-то отец. Обслуживать себя больше не мог, и поэтому его определили в интернат для престарелых и инвалидов на окраине Москвы. Здесь, в палате №244, он провел последние три года. Условия были убогими. Николай Досталь в фильме показал зрителям последние дни его жизни. Но и в эти последние дни Шаламов писал. Стихи записывались с голоса, хотя речь Шаламова было трудно разобрать. До глубины души затронет каждого зрителя жизнь писателя после Колымы: убогие условия существования, не признание писателя, отношение к нему, когда он приносил в издательство свои произведения и слежка, постоянная слежка!

Создатели картины ставили перед собой не только художественную, но и просветительскую задачу, они хотели, чтобы как можно больше людей познакомились с Варламом Шаламовым, как можно больше людей познакомились с тем литературным наследием, которое он нам оставил. «Я помню то потрясение, которое испытал, впервые прочитав Шаламова. Мир внезапно изменился. Все обрело пронзительную ясность... Для меня очень важно, что фильм о Шаламове был тепло принят близким другом писателя правопреемником, хранителем и публикатором его наследия Ириной Сиротинской» - сказал Николай Досталь.

На встрече с вологжанами «Четвертая Вологда» после просмотра фильма «Завещание Ленина» Николай Досталь призвал вологжан читать писателя Шаламова, который, по его мнению, намного сильнее и интереснее Солженицына. И, по словам режиссера, после показа сериала на телевидении произведения Шаламова стали читать больше. Сериал «Завещание Ленина» получил три российские кинонаграды – «Нику», «Золотого орла» и «Тэфи».

Сбылось завещание Шаламова. Его опыт – не только человеческий, но и литературный – нуждается не в молчании благоговейном, вызванном самыми благородными мотивами, а в обсуждении. Обсуждение – это и означает продолжение, а не забвение. И это еще лишний раз доказывает – смотрите фильм, читайте Шаламова!

С годами все безоговорочней

Души беспечная уверенность,

Что в собранной по капле горечи

И есть единственная вечность.

Съемки фильма «Завещание Ленина» в Великом Устюге.

Лето 2006 года. Незаметно приближалась знаменательная дата - столетие со дня рождения величайшего писателя современности, истинного гения Варлама Тихоновича Шаламова. Мизерными тиражами и без всякой рекламы в издательствах «Азбука классики» и «Эксмо» вышли его книги. И эта скудность информации о писателе не случайна. Слишком огромной разрушительной силы заряд несет его творчество. Талант и беспощадная жизненная правда рассказов Шаламова потрясают и вызывают шок перед открывшейся бездной – безмерностью беды, постигшей Россию. Слишком долгое время имя талантливого писателя умалчивалось, слишком долгое время его произведения не доходили до читателя. Настало то время, когда о Шаламове начали говорить. Надо было не только донести до читателя произведения Шаламова, но и показать с экрана всю его трагическую судьбу, страшные испытания, выпавшие на его долю. Но в лице Варлама Шаламова, в его даре большого писателя общенародная трагедия получила своего бескомпромиссного свидетеля мученика-летописца, собственной душой и кровью заплатившего за страшное знание. В нем она обрела чистый и мощный голос. В это самое время и родилась идея снять на Вологодчине фильм, снятый по произведениям Варлама Шаламова. Газеты Вологодчины пестрели заголовками о съемках фильма «Завещание Ленина»

Вологда, 15 мая (Корр. АНН Андрей Иванов). Режиссер Николай Досталь начнет снимать в июне на Вологодчине художественный фильм о судьбе русского писателя Варлама Шаламова, который провел 17 лет в лагерях на Колыме.

Рабочее название картины - "Завещание Ленина". По словам Николая Досталя, в Великом Устюге съемки продлятся около двух недель, а сейчас съемочная группа работает в городе Кировске Мурманской области, где делают "лагерную" часть фильма. Кировску предстоит сыграть роль Колымы, ну а Устюгу - роль... Вологды образца первой трети 20-го века. Здесь будут запечатлены сцены детства и юности Варлама Шаламова. Кстати, именно в Устюге дед и прадед этого писателя служили православными священниками.

"В самой Вологде снимать нельзя, - сказал режиссер Николай Досталь в интервью корреспонденту Агентства национальных новостей. - Прекрасный город, конечно, но слишком современный. Этакая хорошая губернская столица".

Массовому российскому зрителю Досталь известен главным образом по сериалу "Штрафбат". Линию этого фильма по-своему продолжает и "Завещание Ленина". "Если в "Штрафбате" мы показали борьбу нашего государства с фашизмом, то сейчас расскажем о его войне с собственным народом, - говорит Николай Николаевич. - Считаю, что тема репрессий 1930-х годов в большом кино затронута мало. А ведь история наказывает тех, кто ее забывает".

"Завещание Ленина" выйдет на экраны уже в следующем году, к 100-летию со дня рождения Варлама Шаламова. Вероятнее всего, покажут его на телеканале "Россия" весной или летом 2007 года. В картине будет 12 серий, по 45 минут каждая.

"Скажем так: это - многосерийный художественный фильм, - объясняет Николай Досталь. - Я не очень люблю слово "сериал", в нем что-то "мыльное" присутствует".

Роль писателя сыграет актер Владимир Капустин, до этого "светившийся" в кино только на ролях второго плана. Такой выбор режиссер объясняет "нежеланием привлекать "замыленные" лица".

"Иначе получится, что известный актер играет какого-то там Шаламова, - считает Николай Николаевич. - А ведь он не только великий писатель, которого лично я ставлю выше Солженицына, но и выдающаяся личность. Надеюсь, нам удастся привлечь более пристальное внимание к жизни и творчеству этого автора, в том числе у него на родине".

Бюджет фильма - около 3,5 миллионов долларов. Продюсирует его брат Николая Досталя - Владимир. Сначала кино хотели снимать на Колыме, но только от Москвы до Магадана лететь надо 9 часов. По техническим причинам туда трудно перебросить технику и 50 человек съемочной группы. К тому же, ко многим съемкам артистов привлекают всего на два-три дня. Поэтому в целях экономии один из "колымских" лагерей соорудили в Мурманской области.

Кинорежиссер Николай Досталь показал вологжанам «Завещание Ленина», снятое в Вологодской области.

Культура и туризм. Видео 19 июня, 17:55

«Почетным гостем фестиваля «Четвертая Вологда», посвященного творчеству Варлама Шаламова стал заслуженный деятель искусств России кинорежиссер Николай Досталь.

Фильм - Завещание Ленина.В 2007 году Николай Николаевич создал 12-серийный телевизионный фильм «Завещание Ленина», посвященный жизни и творчеству нашего земляка писателя и поэта Варлама Шаламова. За эту работу режиссер был удостоен премий «Ника», «Золотой Орел» и «ТЭФИ». Один из организаторов фестиваля «Четвертая Вологда» Максим Горбов рассказал журналистам о том, что Николая Досталь, не задумываясь дал согласие на участие в новом культурном проекте, посвященном Шаламову. В рамках фестиваля мэтр показал вологжанам в КЦ «Красный угол» отрывки из «Завещания», посвященные детским годам Варлама Тихоновича и рассказал телезрителям о создании популярного сериала.

Цель «Завещания», по словам режиссера - рассказать о трагической судьбе одного из крупных литераторов России ХХ века. «Для меня Шаламов - это величайший русский писатель, долго бывший в тени Александра Солженицына. «Четвертая Вологда» - это своего рода житие Шаламова», - отметил на встрече с вологжанами режиссер Николай Досталь. Гость фестиваля отметил, что после выхода «Завещания» на него обрушился шквал критики. В числе прочих был и вологодский шаламовед Валерий Есипов. К критике со стороны деятелей культуры Досталь относится спокойно. Для него было намного важнее, что фильм о Шаламове был тепло принят близким другом писателя правопреемником, хранителем и публикатором его наследия Ириной Сиротинской.

Николай Досталь призвал вологжан читать писателя Шаламова, который, по его мнению, намного сильнее и интереснее Солженицына.

Большинство сцен о детстве Варлама Шаламова пришлось снимать в Великом Устюге, где еще сохранился дух старины. В Вологде сняли только знаменитую Шаламовскую горку. Кстати, брата Шаламова - Сергея, сыграл ныне популярный актер Даниил Козловский. В кадр попала и Антипьевская церковь в Заречье из которой выходил по сценарию во время последнего визита в Вологду Шаламов (актер Владимир Капустин).

Фильм - Завещание Ленина.Николая Досталя много связывает с Вологодчиной. Именно в Вологде в 1994 году он снимал художественный фильм «Мелкий бес» по произведению другого нашего земляка - Федора Сологуба. Затем в 2006-2007 годах работал над сериалом «Завещание Ленина». В 2010 году в Кириллове Досталь снял большое количество серий телевизионной эпопеи о временах духовной смуты - «Раскол», ставшего одним из самых дорогих проектов российского телевидения.

Приятно отметить, что к работе в своих лентах режиссер привлекал профессиональных артистов вологодских театров и непрофессиональных актеров».

22.06.15 15:04. Регион:Северо-Западный ФО

Источник: Вологодский областной информационно-аналитический центр культуры

«Кинопрограмму фестиваля «Четвертая Вологда» открыла встреча с режиссером Николаем Досталем. Для него Вологодская земля – благодатное место, здесь он нашел натуру для нескольких своих картин – «Мелкий бес» (1994 г.), «Завещание Ленина» (2007 г.), «Раскол» (2010 г.), здесь же планирует снимать свой новый фильм c рабочим названием «Монах и бес».

Николай Досталь представил свой телевизионный сериал «Завещание Ленина», снятый по произведениям Варлама Шаламова. Участники встречи увидели вторую серию и отрывки, снятые в Великом Устюге, где режиссер обнаружил не только подходящую натуру, но и связь с биографией Шаламова – в Устюге служил священником его дядя. Было бы идеально снимать в Вологде, но возле Дома Шаламова и Софийского собора «слишком много современности», взять хотя бы заасфальтированные дороги.

Вторая серия телефильма знакомит зрителей с Шаламовым мальчишкой, который не может застрелить утку или зарезать козленка по строгому поручению отца. Второй раз Шаламов появляется после первой отсидки (начало 40-х), здесь же использован его известный рассказ «Крест».

«Начинаешь читать такого писателя, как Шаламов, и уже хочется снять картину, поэтому замысел сериала родился сам собой после знакомства с его произведениями, – рассказывает Николай Досталь. – Сначала хотели экранизировать его рассказы, но потом возникла идея снять фильм о нем самом, основанный на его же литературном наследии». Автор сценария фильма Юрий Арабов, с которым Николай Досталь давно знаком и не раз работал вместе. Создатели картины ставили перед собой не только художественную, но и просветительскую задачу, они хотели, чтобы как можно больше людей познакомились с Варламом Шаламовым. И, по словам режиссера, после показа сериала на телевидении произведения Шаламова стали читать больше. Сериал «Завещание Ленина» получил три российские кинонаграды – «Нику», «Золотого орла» и «Тэфи».

После просмотра фильма зрители задавали режиссеру самые разные вопросы. В разговоре с вологжанами Николай Досталь особо отметил, что Вологда в отличие от других городов сумела сохранить немало памятников деревянной архитектуры».

Что завещал Ленин? // Комсомольская правда: Толстушка (московский выпуск). – 2007. – 31 мая.

«В понедельник на канале "Россия" стартует новый сериал ПРЕМЬЕРА Сюжет: "Завещание Ленина" - это автобиографический сериал, созданный по мотивам "Колымских рассказов" писателя Варлама Шаламова. В свое время он провел семнадцать лет в лагерях ГУЛАГа. К слову, фильм так называется потому, что первый срок, который получил Шаламов в 1929 году, был за распространение письма Ленина соратникам по партии, где многим из них (в том числе и Сталину) дана нелицеприятная характеристика. В наше время это письмо называют "Завещанием Ленина"...

Звезды кино - Ирина Розанова, Роман Мадянов, Валерий Золотухин, Владимир Конкин - появятся лишь в эпизодах. Единственное исключение - роль второго плана у Ирины Муравьевой, она играет мать Шаламова.

Сначала кино хотели снимать на Колыме, но только от Москвы до Магадана лететь надо 9 часов. По техническим причинам туда трудно перебросить технику и 50 человек съемочной группы, поэтому и снимали в Мурманской области».

Каждый вечер Римма Анатольевна смотрит «Завещание Ленина» на телеканале «Россия». В Вологде, где родился и вырос создатель «Колымских рассказов», снималась всего одна сцена из картины — катание на Соборной горке. Это катание описано в автобиографической книге «Четвертая Вологда». Его ежегодно устраивал старший и любимый брат Варлама — Сергей. Катание пользовалось такой популярностью, что вплоть до войны Соборную горку называли «Шаламовской». Съемочная группа Николая Досталя работала в непосредственной близости с Домом-музеем писателя.

Исследователь Валерий Есипов заинтересовался проектом и присутствовал при съемках начальных эпизодов фильма. «Мне понравилась увлеченность съемочной группы, но между нами возникла полемика. Мне очень не нравится название «Завещание Ленина». Оно пахнет политической конъюнктурой. Я предлагал вариант «Завещание Шаламова». На мой взгляд, в фильме есть актерские удачи.

Великий Устюг стал Вологдой

Николай Досталь в интервью, в том числе и на пресс-конференции в Вологде, говорил, что сниматься картина будет в Великом Устюге. По его мнению, наш город осовременился в сравнении Вологдой шаламовского детства.

Хорошо сохранившиеся архивы Вологодской и Великоустюжской епархии позволяют восстановить генеалогическое древо Шаламовых. Это древний и разветвленный священнический род, ведущий свое начало из Великого Устюга, северного оплота православного христианства. Именно в Великом Устюге режиссер обнаружил не только подходящую натуру, но и связь с биографией Шаламова. Прадед Варлама Тихоновича Шаламова – Иоанн Максимович Шаламов (1790-1849), священник Васильевской церкви, Шасской волости, Устюжского уезда, в 50 км от Великого Устюга на реке Юг.

Прапрадед писателя – Максим Харлампиевич Шаламов, служил в Сретенском соборе (Мироносицком) Великого Устюга. И корни рода уходят вглубь веков. Шаламовы служили во многих церквях Великого Устюга – церкви Симеона Столпника, Прокопиевском соборе, Сретенском. В генах Варлама Тихоновича – служение святому делу, правде-истине и правде – справедливости. Только послужил он ей иначе.

Фильм - Завещание Ленина.«Сейчас картина уже издана на диске — на обложке целый ряд благодарностей организациям и конкретным людям из Устюга. Вологда не упомянута», — говорит киновед Татьяна Канунова. По ее мнению, в сериале есть неплохие актерские работы, сделана попытка раскрыть личность писателя, но в целом картина адаптирована для массового зрителя.

«Досталь и его помощники снимали набережную, архиерейское подворье, храм Прокопия Праведного, типографию. Когда смотрю сериал, узнаю свой город. Мы не обделены вниманием СМИ и кинематографистов благодаря проекту «Родина Деда Мороза», но все равно увидишь родные места на экране, и становится хорошо на сердце», — рассказывает Елена Зеленина, пресс-секретарь администрации Великоустюгского района.

В типографии газеты «Советская мысль» снимались сцены, в которых для мальчика печатают тетради. «Киношникам понравилось наше оборудование — у нас есть старинная тигельная или печатная машина, ею вручную управляют, а еще развивальная машина, которая развивает рулоны», — вспоминает работник типографии Татьяна Рыжкова. По словам Татьяны Васильевны, сотрудников пригласили поучаствовать в массовке, но специалисты постеснялись появиться на экране.

Фильм - Завещание Ленина.Рядовые жители Устюга участвовали также в массовых съемках заключенных. «Причем набирали в основном худощавых людей, которых легко можно загримировать под изможденных сидельцев лагерей», — говорит Елена Зеленина. Горожане подходили пообщаться к звездам, например, к Ирине Муравьевой. Она играет мать Шаламова. Артисты оказались доброжелательными людьми и охотно беседовали с жителями Устюга. «Впечатлений, конечно, много. Не каждый день звезды свободно ходят по улицам, снимаются в кино у нас на глазах», — рассказывает Елена Александровна.

Кому оставил завещание Шаламов?

К сожалению, мы не смогли узнать мнение потомков писателя по поводу фильма. Дело в том, что у Варлама Тихоновича остался лишь один ребенок — дочь Елена. Она рано умерла. Елена Варламовна была бездетна. Вместе с мужем женщина усыновила двух мальчиков. «Мы пытались разыскать этих приемных внуков Варлама Тихоновича, но пока безуспешно, — поясняет Римма Анатольевна. Зато во время Шаламовских чтений в честь 100-летия писателя (он родился 18 июня 1907 года) к нам в город приедут потомки дяди создателя «Колымских рассказов».

А ведь и на самом деле, увидев наш город в фильме, испытываешь такое ощущение, что попадаешь в то дореволюционное время. Город кажется таким родным, но в тоже время таким незнакомым. А еще каждого жителя города Великий Устюг и Великоустюгского района переполняет гордость за то, что съемки фильма «Завещание Ленина» проводились именно в этом городе. Многие из горожан, а также жителей близлежащих к городу деревень и поселков снимались в массовых сценах фильма. Они с удовольствием вспоминают те моменты, которые они провели перед кинокамерой и пообщались со знаменитыми артистами, сыгравшими главных героев этого замечательного фильма. И наши односельчане не остались в стороне.

Наши односельчане и устюжане на съемочной площадке.

Довелось и нам в то время

В этом фильме сниматься,

Перед камерой в массовке

Роль играть, в нее вживаться.

Может кто-нибудь вглядится

В эти судьбы, наши лица,

В послевоенные страницы,

Что остались за кормой.

Верим в то, что сохранится

Этот фильм, в нем наши лица

В доброй памяти людской

Снятся в кино, пусть даже в массовой сцене да еще в таком фильме, как «Завещание Ленина», вживую пообщаться со знаменитыми актерами – предел мечтаний, наверное, каждого. Ну и, конечно же, вдвойне приятнее увидеть с экрана знакомые лица своих односельчан даже в незначительных эпизодах. Только у нас в Трегубовском поселении их шесть. Как они попали на съемочную площадку? В каком эпизоде снимались? Сколько длились съемки? Где проводилась съемка эпизода, в котором они участвовали? – все эти вопросы, конечно же, интересуют наших читателей. И некоторые из участников фильма поделились с нами своими рассказами.

Рассказ Киркина Анатолия Павловича.

«Съемки проходили в нашем городе летом 2006 года. Я как раз в это время был в отпуске. Читая газету «Советская мысль» мое внимание привлекла заметка о том, что будут снимать фильм о писателе Варламе Тихоновиче Шаламове. Съемки фильма будут проходить в Великом Устюге и далее было приглашение: поучаствовать желающим в массовых сценах. Предложение меня заинтересовало, но прежде, чем ехать в город в указанное время для отбора, я сходил в библиотеку и внимательно прочитал о жизни писателя Шаламова. Почти двадцать лет тюрьмы, лагерей, ссылки, одиночество и забытость в последние годы жизни – все это произвело на меня очень сильное впечатление, ведь через лагеря в нашей стране прошли миллионы безвинных, многие там и сгинули, расстрелянные, замученные, погибшие от истощения и непосильного рабского труда. Все, о чем я прочитал, пропуская через свою душу, привело меня к уже точному решению. Это история России – наша история. И в тот момент было одно только желание – хоть чуточку прикоснуться к истории, жестокой истории, выстраданной, политой кровью миллионов людей.

Фильм - Завещание Ленина.В назначенный день и час я стоял перед отборочной комиссией. Один перечень имен знаменитых и известных актеров, снимающихся в фильме, играющих главные роли, я думаю, любого мог повергнуть в состояние душевного трепета. А еще один факт – предстать «пред ясные очи» самого режиссера Николая Досталя, не стану скрывать, вызывали в душе такую бурю непередаваемых эмоций, даже волнение перед экзаменом не идет в никакое сравнение с тем, что я тогда чувствовал. В голове постоянно крутились мысли: а если не подойду? Если не возьмут? А так хотелось. Но все прошло хорошо. Ура, я буду сниматься, пусть в незначительных эпизодах, но буду!!! И вот наступил день, когда нас всех собрали на съёмки. Таких, как я было много. Нас всех распределили. Каждый человек из отобранных для массовых сцен людей должен был участвовать в определенном эпизоде. Я попал в команду, где должны были снимать сцены с группой блатарей иными словами уголовников. Николай Досталь объяснил нам роль блатарей в лагере словами самого Варлама Шаламова: «Понять лагерь без роли блатарей в нем нельзя. Именно блатной мир, его правила, этика и эстетика вносят растление в души всех людей лагеря – и заключенных, и начальников, и зрителей. Почти вся психология рабочей каторги и внутренней ее жизни определялась, в конечном счете, блатарями». Слова Николая Досталя глубоко запечатлелись в моей памяти: «Нужно представить даже и массовые сцены так, как было в действительности в то время». Затем нас отправили гримироваться. Стоял небольшой вагончик, вот в нем нас и гримировали. Выдали нам ватники и фуражки с большими козырьками. Эпизод, в котором снялся и я, был незначительный, но все-таки, был. Наша сцена была на лесоповале. Надо было создать вот такую картину: когда все заключенные валят лес, мы, команда блатарей, сидим на большом возу сваленной березы и курим, тем самым показывая свое преимущество и превосходство над остальными заключенными. Нам выдали папиросы «Беломор-канал», показали, как блатари должны держать папиросу, а еще разъяснили с какими эмоциями на лице мы должны курить. И вот команда: «Мотор!» Мы сидим, как нас рассадили, прикуриваем от одной папиросы главного блатаря. И вот моя первая затяжка, как ранее объяснили нам (а я никогда раньше до этого не курил!), и мой кашель, кашель до слез, до сих пор помню. И вдруг оглушительная команда режиссера: «Стоп!» Я обомлел, режиссер что-то кричит, а я не знаю даже как на других взглянуть, уставился в землю. Вот такой случай со съемок, а запомнился, наверно, на всю жизнь. Эту сцену гоняли почти целый день. Стояла жара, а мы в ватниках!

Все в поту, а режиссеру все что-то не нравилось. Это я сейчас понимаю, что для Николая Досталя главным было, чтобы кинообъектив запечатлел естественное, а не вымученное проявление жизни, в данном случае, что происходило даже не основной сценой, а всего лишь эпизодом, очень коротким, а для меня самым значительным.

Фильм - Завещание Ленина.Но это еще не все чем я с вами хотел поделиться. В съемках массовых сцен участвовал и мой сын Олег. Он в то время работал у нас в колхозе. Он также как и я был отобран для съёмки. Только эпизод, в котором он участвовал, был другим. Для эпизодов лагерных сцен фильма с политзаключенными режиссеру нужны были молодые парни. Лагерные новички – политзаключенные, двадцатилетние парни, по словам Шаламова «слабые по духу, которых надо было научить силе воле, необходимой, чтобы выстоять и не пасть духом». И вот мой сын в массовой сцене, где таких же, как он, молодых парней в арестанской одежде, загримированных, ведут на расстрел. Выстрелы один за другим, парни, как подкошенные падают на траву. Когда я увидел своего сына после съемки этого эпизода смертельно белого, с синими губами, с дырой на лбу, и струящейся кровь, стекающей по лицу (такой был грим), мне стало плохо. В тот самый миг ужас страха и невосполнимой потери сковал мое сердце. Неподдельные эмоции – теперь я знаю, что это такое. И режиссер, по моему мнению, хотел добиться от зрителей вот таких неподдельных эмоций, которые испытал я, увидев своего сына в гриме. После этих съемок я прочитал произведения Варлама Тихоновича Шаламова. Вот эти строки мне и хочется привести вам в пример, чтобы вы до конца поняли замысел режиссера Николая Досталя: «Традиционное предупреждение конвоя, которое всякий зэка выучил наизусть, называлось у нас «шаг вправо – шаг влево считаю побегом, прыжок вверх агитацией!». Был беглец, которого поймали в тайге и застрелили «оперативники». Отрубили ему обе кисти, чтобы не возить труп за несколько верст: пальцы ведь надо «печатать». А беглец поднялся и доплелся к утру к нашей избушке. Потом его дострелили окончательно».

После участия в массовых съемках фильма «Завещание Ленина» я прочитал произведения Варлама Шаламова, которые так глубоко врезались в мою память, таким сильным толчком ударили в мое сердце, так сильно задели мою душу, что советую нашему молодому поколению обязательно прочитать Шаламова, посмотреть фильм. Это оставит неизгладимый след в ваших душах, прольет яркий свет на некоторые стороны истории нашей страны.

Рассказ Невзорова Сергея Витальевича.

«О съемках фильма «Завещание Ленина», рабочее название которого «Заветы Ильича», я узнал от Киркина Анатолия Павловича. Перед началом съемок он прочитал о Варламе Тихоновиче Шаламове. Все, что он прочитал, он пересказал нам (мне и еще нескольким его друзьям), упомянув, что отбирают людей для съемки массовых сцен. Заинтересовавшись его рассказом, я тоже решил вместе с ним поехать в город, где проводился режиссером отбор людей для массовых сцен. Так вместе с Анатолием Павловичем я стал участником этого фильма. Хочется добавить к рассказу Анатолия Павловича, как отбирали людей для съемок. Смотрели, чтобы внешность людей подходила под то время, в которое жил Шаламов. Выбирали в основном людей худощавых, с впалыми щеками, глубоко посаженными глазами, чтобы перед съемками недолго наносить грим на лицо. Фильм - Завещание Ленина.Хочу заметить, что снимали один эпизод массовых сцен один день, и времени для гримирования такого большого количества людей было просто не достаточно. Я снимался в эпизоде вместе с Анатолием Павловичем. К его рассказу мне добавить нечего. А читателей этой брошюры хочу призвать – читайте Шаламова, смотрите фильм, думаю, что ни книги, ни фильм не оставят никого из вас равнодушными».

Рассказ Калининской Ольги Валентиновны.

Фильм - Завещание Ленина.«Читателей интересует вопрос: как я попала на съемки фильма «Завещание Ленина»? Мне позвонила и пригласила одна знакомая, которая работала на Вотчине Деда Мороза. Она собирала женщин для съемок некоторых эпизодов на Старом рынке. Я долго не соглашалась, ведь предстать перед камерой, пусть даже в массовых сценах, не каждый сможет, вот и я сомневалась в себе. В глубине души, конечно, хотелось, ведь это так интересно. Но вопрос: смогу ли? - вызывал во мне сомнение. Но интерес и любопытство все-таки перебороли во мне мою нерешительность, и я согласилась, в душе надеясь, что я не пройду отбор и уже с твердым убеждением, что не подошла моя внешность для съемок, вернусь домой. Но все-таки меня взяли. С Морозовицы я оказалась не одна – это меня, конечно, порадовало. Я и Ирина Николаевна Фролова попали вместе в группу, которая была задействована для съемок массовых сцен на Старом рынке. В конце площади Старого рынка в дощатом сарае, служившим ранее, наверное, складским помещением, нам подбирали одежду и обувь. Было интересно видеть себя в одежде того времени. В чем я убедилась тогда, когда, одевшись, стояла перед зеркалом, так это в том, что одежда меняет человека до неузнаваемости. Далее нас отправили накладывать грим. Его накладывали в маленьком фургончике. Фильм - Завещание Ленина.Из этого фургончика я вышла уже совсем с другой внешностью. Сама себе тогда удивлялась: неужели это я? Помощник режиссера объяснил, что надо делать, раздал реквизит и начались съемки. И вот команда: «Камера! Мотор!» И мы уже в роли торговок на рынке, которые продают каждая свой товар, озираясь по сторонам, страшась нарваться на полицейских. Я продавала стиральные доски. Ирина Николаевна Фролова примеряла шаль. Вроде бы простая сцена и на первый взгляд казалось, что тут и снимать, а вот нет. Режиссеру не нравилось. Раз за разом, у него возникали другие идеи. Каждый человек должен был сыграть свою роль, как будто камера направлена только на него. В съемках прошел целый день. И если сказать, что я устала – это, значит, ничего не сказать. Я просто валилась с ног. А сцена, в которой мы снимались, на экране идет не больше 2 минут. А столько силы потрачено, чтобы эта маленькая сцена выглядела правдиво, так, как видел ее сам Николай Досталь. Если вас, дорогие читатели, интересует, что это за эпизод, я попробую представить вам картину фильма, назову фрагмент, в котором следует его посмотреть. Итак, Варлам Шаламов после освобождения возвращается в Москву, навестив семью погибшего в лагерях друга, на рынке он покупает пироги, а на заднем плане наша массовая сцена. После съемок, чтобы осталась память о нашем участии в этом фильме, мы фотографировались. Вот эта фотография. Здесь вы сможете увидеть не только меня, но еще нескольких наших односельчан.

Фильм - Завещание Ленина.Позднее, посмотрев фильм, сумев его оценить, я сделала для себя такой вывод, что рада, что приняла участие в съемке пусть маленького эпизода. Фильм произвел на меня огромное впечатление. Фильм «Завещание Ленина» сложный, внимательно посмотрев его, резануло противоречивой безысходностью и отчаянным желанием поверить что это не только кино. Сколько бы раз не смотреть и не читать на эту тему, всегда останется беспокойное чувство трагедии, боли, чего-то безвозвратно утерянного, понимая абсолютно правильно, то, что увидела или прочитала. С уверенностью могу сказать, осознавая все то, что увидела и о чем прочитала, до конца не понять и не прочувствовать того падения человеческой воли, мыслей, желаний, страданий, унижений, холода, мрака, смерти, страха. Но все равно, выносишь из увиденного с экрана сотую, тысячную долю человеческой сопричастности, что в твоем сознании ложится рубцом на память».

Рассказ Марковой Надежды Николаевны.

«Мне хочется рассказать нашим читателям не о съемке фильма «Завещание Ленина», хотя в массовых сценах был задействован Дурягин Михаил Александрович, а о съемочной группе и актерах. Как вы уже знаете, что съемки в Великом Устюге продолжались две недели. Две недели повседневного изматывающего актерского труда, да еще когда стоит такая жара и духота. В последние дни пребывания съемочной группы в нашем городе Михаил Александрович и пригласил всех к нам в гости на Морозовицу. Гости гуляли по деревне, любовались природой. Особенно восхитил наших гостей Троице-Гледенский монастырь. Волнения и хлопот у меня тогда было столько, что не передать словами. Ведь не каждый день встречаешь знаменитостей у себя дома. Думалось, что да как. А встреча была просто замечательная. Ирина Муравьева, Владимир Капустин да и сам режиссер Николай Досталь – прекрасные люди, которые попросту общаются с людьми, без надменности и превосходства. Надолго мне запомнилась эта встреча. Много мы тогда узнали с Михаилом Александровичем о жизни актеров, об их трудном, но важном для нас, зрителей, труде. После рассказа наших гостей я задумалась вот над чем. Раньше я как-то не предавала значение игре актеров, когда смотрела фильмы. Следила за сюжетом, естественно волновалась, радовалась. А сейчас, вживую пообщавшись со знаменитыми актерами, которые мне запомнились по многим фильмам, я посмотрела на все это с другой стороны, наконец-то стала обращать внимание на игру актеров, на их воздействие на зрителей. Своей игрой на экране каждый актер воздействует на душу, сердце, ум да и на все существо зрителя, чтобы после просмотра он вышел если не обновленный, то, во всяком случае, не равнодушный, не пустой, а наполненный потоком чувств, энергией, которые хлынули на него с экрана. О фильме «Завещание Ленина» я могу сказать вам, уважаемые читатели, следующее. Да, он запал мне в душу, я находилась, даже так, и сейчас нахожусь под его впечатлением. Мне кажется, что я на всю жизнь запомнила, что увидела и услышала с экрана. А еще запомнились слова Николая Досталя, и мне хочется процитировать их вам: «Наша съемочная группа ставила целью средствами кино выразить и показать того Шаламова, который присутствует в каждой строчке своих рассказов, в каждой строчке своих стихов. В нашем очень трудном положении надо было сохранять скурпулезную верность Шаламову. А это оказалось не так легко». Что же еще мне хочется добавить, донести до вас, уважаемые читатели. Читайте Варлама Тихоновича Шаламова, смотрите фильм «Завещание Ленина», испытывайте гордость за то, что такой фильм и о таком гениальном писателе, снимался у на в городе Великий Устюг. А еще наблюдайте за игрой актеров, когда смотрите фильм, ведь каждый эпизод прочувствован, прожит именно актером и донесен до нашего восприятия и сознания.

Рассказ Вепрёвой Маргариты, библиотекаря отдела по краеведению и туризму центральной библиотеки МКУК «Великоустюгская ЦБС».

«Я увидела объявление о том, что требуются люди для съёмки в массовке фильма «Завещание Ленина» в газете «Советская мысль». Там был указан телефон, и мы с коллегой Татьяной Чешковой решили записаться. Но ещё до этого сотрудники съёмочной группы побывали у нас в центральной библиотеке. Попросили где-нибудь найти и скопировать портрет Ворошилова и взяли для декораций огромный старый деревянный стол, который и сейчас стоит на первом этаже в холле библиотеки. Для съёмок его перекрасили в тёмный цвет.

И вот настал день, когда нас пригласили. Всех участников действа в 10 утра собрали на территории автотранспортного техникума. В спортзале этого учебного заведения и была расположена костюмерная. Мы сидели под берёзками и ждали, когда нас позовут переодеваться. Людей запускали группами по 2-3 человека. Всех, кто выходил из здания, встречали смехом, потому что появлялись все полностью преображённые, как из машины времени. Я сидела и думала: «Ну, наверно, сейчас наденут на меня что-то совсем необычное».

И вот подошла моя очередь. Немаленькое помещение было заполнено различной одеждой. Работали две женщины-костюмера. Меня решено было нарядить беременной женщиной. Мне надели накладной живот (это как рюкзак, но только с другой стороны), синее платье, платок, выдали новые, с бирочкой, носочки и, т.к. я должна была быть «в положении», коричневые кожаные тапочки без каблуков. Паспорт забрали. Конечно же, моё появление на улице тоже не осталось незамеченным.

Фильм - Завещание Ленина.Наконец, все были одеты в стиле 50-х годов: мужчины в широких штанах и кепках, женщины в простецких платьях, платочках и туфлях с носками. Была ещё девочка в школьной форме с галстуком. И вот такой колоритной толпой мы пошли по центру города к месту съёмок.

Съёмки проходили за рестораном «На Успенской», где стоят старые деревянные склады. Неподалёку находились вагончики, где работали гримёры. Они поварчивали: «Ну и места Николай Николаевич всегда для съёмок выбирает». Рядом стояли мусорные баки. Было жарко. Режиссёр Николай Досталь собрал всех участников вокруг себя. Объяснил, что будет сниматься сцена, где главный герой проходит по рынку 50-х годов. Одни из нас будут продавцами, другие покупателями.

Я должна была продавать своё рукоделие – вязаные шали. Мне Николай Николаевич сказал, что буду потом маленькому рассказывать об участии в фильме. Наверно, решил, что живот у меня настоящий. Потом режиссёр отобрал тех, кого нужно гримировать. Я в их число не попала, поэтому пришлось подождать начала съёмок.

На стенах склада были наклеены специально для фильма разные забавные объявления, написанные от руки на пожелтевшей бумаге (текста ведь на экране не прочитать, поэтому группа, наверное, повеселилась от души). Белые современные провода были перекрашены для съёмок в чёрный цвет.

Фильм - Завещание Ленина.Когда всё было готово, нас расставили по местам, выдали товар, которым мы должны были «торговать», причём некоторые расположились на втором этаже складов. А одного мужчину с гармонью усадили прямо на перила. Он должен был играть мелодию песни «Коробейники». Н. Досталь сказал ему, что эта гармонь снималась в фильме «Штрафбат». Вдоль всего места действия были проложены рельсы, по которым ездила камера.

Никак мгновенье не поймать –

Так миг отрыва капли краток...

И, значит, это – аппарат,

И, значит, это – оператор.

Сосредоточен и красив,

Его волнует диафрагма,

Он заслоняет объектив,

Как сына – старенькая мама.

Он так изображенью рад!

Его экран в заплатках манит...

За ручку водит аппарат,

Вот он уже киномеханик.

Продавцов изображали не только устюжане, но и актёры (к сожалению, я не знаю, кто именно). Один торговал ножами. Ему нужно было сказать слова: «Морковь от Маленкова – слыхали про такого? Ножи от Ворошилова – от кобеля паршивого». Актёр повторял текст несколько раз, видимо, плохо запоминалось. Ещё одна актриса продавала пирожки. Она сидела верхом на кастрюле, и пирожки доставала как бы из-под себя. Кстати, пирожки были настоящие.

Фильм - Завещание Ленина.Сцена такая: Варлам Шаламов в исполнении Владимира Капустина идёт по рынку, мы торгуем, нахваливаем свой товар, покупатели – прицениваются и покупают.

Когда раздаётся сигнал о появлении милиционера – продавцы и покупатели быстренько хватают свои вещички и убегают, а наш главный герой остаётся на площади один с милиционером.

Делали, наверно, дублей 10. Вот мы 10 раз и бегали.

Каждый раз нужно было всё начинать заново: занимать свои места, покупателям – брать тот же самый товар. Муж Татьяны Чешковой «купил» стиральную доску. Потом каялся: «И зачем я только взял эту доску? Пришлось целый день с ней ходить». Время от времени для создания атмосферы специальной такой штукой пускали дым. Ещё запомнилось необычное имя оператора – Алишер.

Съёмки продолжались до вечера. Участников массовки сфотографировали на память, отпустили, вернули паспорта, сразу же заплатили за работу (не помню точно, сколько, кажется, рублей 300). Сниматься было очень весело, несмотря на то, что картина серьёзная. Сама сцена в фильме занимает минут 5. А меня видно буквально 1 секунду.

Рассказ Шевченко Аллы Александровны, заведующей городским филиалом № 5 библиотеки МКУК «Великоустюгская ЦБС».

Как же я попала на съемки фильма «Завещание Ленина»? Наверное, как и все, по объявлению в газете «Советская мысль». Меня заинтересовал сам факт, что съемки будут проходить у нас в Великом Устюге, хотелось хоть одним глазком поглядеть, как будут проводиться настоящие съемки да еще такого сложного фильма как «Завещание Ленина». Я понимала, что сторонним наблюдателем на съемки фильма мне не посмотреть. Я решила, что обязательно постараюсь пройти отбор режиссера Николая Досталя для участия в массовых сценах. От многих я слышала, что в массовых сценах может поучаствовать не каждый, для режиссера было важным, чтобы внешность человека подходила под те послевоенные годы. Общим принципом для создателей картины было стремление к документальности, а значит достоверности. Таким образом, я полагаю, что перед режиссером стояла острая проблема, как найти людей, которые бы могли органично вписаться в атмосферу картины, требующей предельной выразительности и слитности всех компонентов, в том числе и кратчайших эпизодов массовых сцен.

И вот настал день съемок. В Великом Устюге стояла жара. Термометр показывал выше 30 градусов в тени. А на нас была теплая одежда, соответствующая тому времени. В гримёрной Николай Николаевич Досталь сам решал, кому грим нужен, а кому нет. Оказалось, что мне грим не нужен. Интересно было увидеть, как преображались все после грима в другой одежде, они просто менялись, и казалось, что это совсем другие посторонние люди выходят из гримировочного фургончика. Я все ждала, когда будут снимать мой эпизод. Было очень интересно наблюдать, как снимали эпизоды массовых сцен, хотя прогоняли каждый из них много раз. Как шли киносъемки? Под громкую команду режиссера Николая Досталя: «Приготовились, начали!» - на улице людская толпа оживала, большая пестрая массовка весьма реально уносилась в давно прошедшее время, а оператор снимал крупными планами участников этих сцен, которым предстояло правдиво сыграть свои незначительные роли. Пусть это для зрителя незначительные сцены, а всего лишь фоновая массовка, но времени для съемок было потрачено слишком много, и все старались сыграть свои роли так, как требовал сам режиссер Николай Досталь. И вот я дождалась своего эпизода.

Мне надо было сыграть простую женщину с бидоном и авоськой в руках. Съёмка проходила после 20.00 в начале 21.00 часа. Жара немного спала, но духота даже в вечернее время ощущалась. Мне надо было сесть с бидоном и авоськой с продуктами в автобус. Я напомню зрителям этот эпизод, который они могут посмотреть в 11 серии этого фильма. Варлам Шаламов возвращается в Москву и вместе с женой навещают дочь Елену. После встречи с дочерью Шаламов провожает жену и помогает сесть ей в автобус.

Вот в этом эпизоде, когда пассажиры заходят в автобус, и я в образе женщины с бидоном и авоськой с продуктами. Казалось бы, простая сцена, а снимали примерно 20 дублей. Что же чувствовала я в момент съемок? Как, наверное, обычно бывает на съемках, будущие зрители будущего фильма и в частности я с интересом и любопытством смотрят на знаменитых актеров, занятых на площадке, ведь не каждый день сталкиваешься так близко со знакомыми тебе актерами, которых ты раньше видела только с экрана. Да и фильм, в съемках которого есть и моя пусть маленькая, но все-таки роль, все участники на съемочной площадке считали очень важным, Так как он поднимал нравственную проблему – поиска человеком своего места в жизни. Главному актеру Владимиру Капустину надо было сыграть не простую роль писателя Шаламова в момент сложной душевной драмы. Все, как завороженные, следили за игрой актеров. Вот поэтому, наверно, Николаю Досталю, пришлось раз за разом прогонять мелкие эпизоды массовых сцен, чтобы настроить нас на свою роль, а не следить за игрой главных героев фильма. За простой внешностью актера Владимира Капустина – жизненная драма писателя Варлама Шаламова, его поражение, духовное становление и дальнейшая жизнь, полная равнодушия и отчужденности. Актер сумел показать своего главного героя таким, чтобы писатель Шаламов был интересен зрителю психологической глубиной характера, но отметить и показать это зрителю не внешними эффектами, а естественностью и не наигранностью. Мне было интересно следить за его игрой даже в незначительных сценах. От съемок я получила удовольствие, хотя и устала. За съемки нам заплатили 120 рублей, но это не важно. Важно то, что я поучаствовала в съемках такого замечательного фильма как «Завещание Ленина».

От сердца к сердцу

Варлам Тихонович Шаламов, его жизнь и литературное наследие, которое он завещал потомкам – все это волнует читателей. В годы своей жизни писатель не был признан. Но сейчас, когда его произведения дошли до нас, некоторые из них вошли в школьную программу, как оценивает молодое поколение творчество В. Т. Шаламова? Конечно, от поколения к поколению все воспринимается по-иному, но всегда хочется видеть последующие поколения умеющими читать и думать, сравнивать и делать выводы. Мы поместили в эту брошюру отзывы нашей молодежи о творчестве писателя, о фильме «Завещание Ленина»:

Фильм - Завещание Ленина.«Книги Варлама Шаламова затрагивают за душу. Теперь мне еще больше хочется их прочитать. На мероприятии узнала о тяжелой жизни писателя, но Шаламов не сломался. Он до конца жизни оставался верен своей профессии. Фильм очень интересный. Обязательно посмотрю его еще раз».

«Шаламов был великим человеком, которое пережил многое в своей жизни. Меня затронула история его жизни. Она была трудна и скупа на радости».

«Судьба Шаламова трудна, писатель предан всю жизнь работе журналиста. Колыма, лагеря меняют облик человека. Остается одно – вера в свою правду. Фильм сложен и интересен. Приятно видеть родной город. Будем перечитывать Шаламова, учиться у него стойкости, душевному опыту и вере».

«Мероприятие очень познавательное, заставляет в очередной раз задуматься об истории нашей страны и месте в ней наших земляков. Большое спасибо».

«Мероприятие произвело очень большое впечатление. Заинтересовал фильм «Завещание Ленина».

«Заранее прочитал несколько рассказов Шаламова. Не все понятно, но осознаешь, как трудно жили люди в начале 20 века».

«До встречи на мероприятии я не смотрел фильм «Завещание Ленина» и, наверное, не стал бы смотреть, потому что слишком трудный. Теперь заинтересовался, посмотрю весь фильм обязательно».

«Завещание Ленина» - это очень хороший фильм. О писателе В. Т. Шаламове. Я даже не знала, что этот фильм был снят у нас в Великом Устюге».

«Фильм Н. Досталя «Завещание Ленина» интересен тем, что в нем отображена жизнь В. Т. Шаламова. Режиссер в своем фильме показал красоту Великого Устюга».

«Жизнь Варлама Тихоновича Шаламова была очень трудна. Колымские лагеря оставили неизгладимый след в душе писателя, но все же он продолжал писать, творить, мечтать. После его смерти вышел чудесный фильм «Завещание Ленина».

«Впервые услышал об этом фильме. Удивился, когда увидел Набережную Устюга. До этого, конечно, знал, что есть такой писатель, но чтобы про него сняли фильм, я был удивлен».

«Фильм «Завещание Ленина» снимали у нас в Великом Устюге. В университете он распространял листовки с завещанием Ленина. За это он был осужден и сослан на Колыму. Но все-таки он писал и стал признанным писателем, но жаль, что только после смерти».

«Мне очень понравился фильм. Рад, что фильм был снят в Великом Устюге. Очень хорошо, что наши жители снимались в этом замечательном фильме, который посмотрят множество людей».

«В фильме можно вспомнить историю своего края. Царит атмосфера Великого Устюга в 20-е годы. Не каждый может похвастаться, что наши односельчане снимались в этом фильме. Так Киркин Анатолий Павлович был задействован в сцене лесоповала».

«Очень приятно видеть Великий Устюг в фильме о Варламе Шаламове, узнавать родные места: кладбище у церкви, набережную. Спасибо режиссеру Николаю Досталю и организаторам встречи».

«Только что закончилось мероприятие, посвященное году кино. Фильм был «Завещание Ленина». Спасибо Наталье Рафаиловне за проведенное мероприятие. Было интересно. Учащиеся школы прочитали стихи. Много узнали интересного и познавательного».

«Сегодня прошла встреча, посвященная Году Кино и фильму «Завещание Ленина». На встрече мы узнали очень много подробностей о съемке фильма. На меня это произвело большое впечатление. Появилось желание посмотреть фильм».

«Встреча, посвященная Году Кино, очень понравилась. Фильм «Завещание Ленина» останется в памяти на долгие годы. Хочется сказать огромное спасибо Наталье Рафаиловне за то, что она организовала встречу с людьми, участвующими в массовках в этом фильме и за то, что именно благодаря этой встрече, узнали много нового о трудной жизни В. Т. Шаламова. Спасибо ребятам, которые великолепно выступили, читая стихи этого замечательного писателя».

«Фильм «Завещание Ленина» очень интересен по своему сюжету. Посмотрев этот фильм, можно узнать множество событий из истории страны. Те времена в фильме отображены очень естественно».

«Очень интересный фильм, очень трудная судьба. Все это затронуло за душу. Обязательно полностью посмотрю этот фильм».

«Сегодня прошла встреча, посвященная Году Кино. На встрече мы узнали многое об актерах и фильме «Завещание Ленина». На меня это произвело большое впечатление».

«Эта встреча мне понравилась и надолго запомнилась. Было очень интересно и познавательно. Большое спасибо».

«Почаще бы были такие встречи. Большое спасибо».

Фильм - Завещание Ленина.«Фильм «Завещание Ленина» является отображением трудной жизни Варлама Шаламова. Фильм очень интересен для тех, кому небезразлична судьба политзаключенных».

«Мероприятие, посвященное Году Кино, о В. Т. Шаламове. На мероприятии мы посмотрели отрывки из фильма «Завещание Ленина», в котором снимались наши земляки. Мне понравилось выступление А. П. Киркина, который рассказал нам об интересном эпизоде на съемках».

Список используемой литературы:

-Аринин В. Тень генералиссимуса: Докум. повесть / В. Аринин. – Архангельск: Северо-западное книжное издательство, 1991. – 154с.

-Вологодские образы Варлама Шаламова: Исследования и материалы. – Воогда: Книжное наследие, 2008. – 250 с.

-Шаламов В. Т. Колымские рассказы: / В. Т. Шаламов. – М.: Современник, 1991. – 525 с.

-Шаламов В. Т. Четвертая Вологда: / В. Т. Шаламов. – Вологда: Грифон, 1994. – 192 с.: ил.

-Шкловкий Е. А. Варлам Шаламов: / Е. А. Шкловский. – М.: Знание, 1991. – 64 с. – (Сер. «Литература»: 9 (1991).