Главная » III Малые Прокопиевские чтения » Симоно-Воломская пустынь. Архитектура и иконопись Крестовоздвиженской церкви.

Великоустюгская централизованная библиотечная система

Симоно-Воломская пустынь. Архитектура и иконопись Крестовоздвиженской церкви.

МОУ «Кичменгско - Городецкая средняя общеобразовательная школа».

Работу выполнила: Селезнёва Оксана Александровна, 11 «А» класс Кичменгско - Городецкая СОШ

Кичм. - Городецкого р-на; Руководитель: Селезнёва Наталия Валентиновна, педагог-организатор МОУ «Кичменгско - Городецкая средняя общеобразовательная школа», 2007.

План.

1. Введение.

• Великие угодники Божьи;

• Образование монастырей;

• Воломы. Первая экспедиция.

2. Цели и задачи.

3. Житие Преподобного Симона Воломского.

4. Крестовоздвиженская церковь. Современный вид.

5. Колокольня. Современный вид.

6. Изображения прп. Симона.

• Лицевая миниатюра конец XVII века.

• Икона с изображением святого.

• Иконы с изображением прп. Симона Воломского и св. прав. Прокопия Устюжского.

• Изображение прп. Симона конец XVIII - начало XIX века.

7. Житийные сюжеты.

• Сожжение церкви.

• Освящение новой обители.

• Требование царской грамоты.

• Пытка огнем.

• Мирные беседы с крестьянами.

• Странствия преподобномученика.

8. Вывод.

9. Список респондентов.

10. Использованная литература.

11. Список использованных неопубликованных источников.

12. Приложение.

Введение.

Когда тоска волной холодной,

Под сердцем узел заплетёт,

Я ниц паду перед иконой,

И Божий свет в меня войдёт.

Замечательна страна Вологодская по бывших в них обителях иноческих и проживавших в них великих угодников Божиих. Казалось, что дремучие леса и болота вологодские только и удобны, что для жительства диких зверей; но в них отовсюду стремились искавшие себе уединения и безмолвия, и вся страна от берегов Нурмы и Комелы до Печоры и Вычегды, так сказать, усеяна была монастырями и уединен-ными кельями иноческими, так что по справедливости и без всякого преувеличения можно было назвать ее Фиваидою Севера. «Куда ни посмотрю, везде вижу целые лики...», - говорит один из архипастырей Вологды. Юноши и старцы, бельцы и монахи, игумены и архимандриты, оставляя свои дома и обители, с одинаковым усердием и любовью стремились учиться жизни равноангельской в их пустынном безмолвии. Один идет из далекой Греции, другой из Перми, тот тайно оставляет родительский дом в Москве, иной - настоятельство в знаменитой лавре Сергиевской, князь меняет порфиру свою на власяницу и ман-тию, богатый купец оставляет свои богатства и становится смиренным послушником. Они жили в той же стране, где и мы живем, под тем же небом, в тех же условиях почвы и климата, дышали тем же воздухом, пили ту же воду, а часто находились в тех же обстоятельствах житейских, как и мы. Ибо мир всегда был один и тот же, и в этом отношении верен сам себе; и потому жизнь их должна быть для нас предметом изучения, образцом и примером для подражания, руководством и наставлением нам к исполнению христианских обязанностей.

История христианства на Русском Севере связана, в первую очередь, с образованием целой сети монастырей, охватившей огромную терри-торию. На севере начало монастырской колонизации положил предприимчивый устюжанин Стефан Пермский. С конца XV и по XVII век на севере было основано 180 монастырей и пустынь. Среди них выделяют монастыри различных типов: от крупных обителей-вотчинников до малых обителей. Создатели новых монастырей стремились сформировать крупные монастыри, которые бы изучались. А вот малые обители находились вне внимания. Их было всего несколько десятков. Существовало два варианта малых монастырей. Первый - это монастыри, оформившиеся вокруг некоторых приходских храмов. Эти малые обители были наиболее близки крестьянству. Второй - это монастыри, которые образовались вокруг кельи отшельника-монаха. К этому типу относился и Крестовоздвиженский Симоно-Воломский монастырь.

Воломы - это чудесное место на Земле. Это немножко сказка. Сказка в глухих лесах Вологодской области, в 65 км к юго-западу от Великого Устюга, в верховьях реки с удивительным названием Кичменга. Здесь, в начале XVII века преподобным Симоном, впоследствии прослав-ленным Вологодским святым, был основан небольшой монастырь. Эта пустынь, названная Крестовоздвиженской Симоно-Воломской (в честь ее основателя), просуществовала чуть более ста лет вплоть до Екатерининских реформ о секуляризации монастырских земель. В 1764 году пустынь была упразднена. Деревни, образовавшиеся около монастыря, опустели в 1970-е годы. Сейчас на много километров во-круг потянулись дремучие леса с непроходимыми болотами. Много таких мест в России и каждое из них по-своему уникально. Местные краеведы давно интересуются Симоном Воломским и Воломами. Из Кичменгско-Городецкого краеведческого музея в Симоно-Воломскую пустынь была направлена небольшая разведочная экспедиция в 1995 году. Ее возглавили директор музея Сергей Александрович Щепелин и священник Сергей Колчеев - настоятель Казанского храма города Никольска. Летом 1996 года, на день памяти святого (25 июля по новому стилю), было совершено первое паломничество. С тех пор каждый год на день памяти святого на Воломы организуется паломниче-ская экспедиция.

Часто на экскурсиях в краеведческий музей в рассказах экскурсоводов я слышала имя Преподобного Симона Воломского, и после того, как изучила материалы краеведческого музея, посвященные Симону Воломскому, я заинтересовалась им. Стала собирать материал про него. Кроме того, я стала ходить в воскресную школу, где на занятиях отец Сергий рассказывал о Симоне Воломском и его пустыни. И в июле 2004 года группа из воскресной школы, в составе которой присутствовала и я, и научные сотрудники краеведческого музея отправились в экспедицию на Воломы. Целью этой экспедиции, как и прошлых, было «законсервирование» недавно выявленного памятника истории и архитектуры. В данной работе я хочу рассказать об Крестовоздвиженской церкви и ее архитектуре.

Задачи, которые автор данной работы ставил перед собой, следующие:

• познакомиться с происхождением обители;

• исследовать его архитектуру;

• изучить иконопись монастыря.

Материал, являющийся языковой базой данной работы, собран автором в результате его бесед с респондентами.

Основная часть.

Преподобный Симон - новый чудотворец - родился в первое лето царствования благочестивого царя Федора 18 сентября 1586 года в вотчине Волоколамского Иосифова монастыря и в святом крещении был назван Симеоном. Его воспитывал отец, приучая к хозяйству, земледельческим трудам. Обнищавши, отец вынужден был бежать в другое место. Симеон же, не успев уйти вместе с ним, бежал в Москву, где пристал к одному портному и стал учиться у него шить одежду. Потом отправился в Соловецкий монастырь. Позже отправился в монастырь Пресвятых Богородиц Грузинских. Там он был удостоен ангельского образа и наречен Симоном. Спустя некоторое время Симон начал помышлять о том, чтобы достигнуть совершенного безмолвия, чтобы в уединении, неведомо для людей, работать единому Богу. Игумен Макарий отпустил его. Долго он искал себе место, побывал во всех окрестностях Вологды, но нигде не мог ничего найти. Тогда он отправился к знакомому ему Устюгу. Один крестьянин сказал ему, что такое место, которое он ищет, есть в верстах 20 от Сухоны на речке Кичменге, называемое Волмы. Он и отправился туда 8 июля. Там он стал рубить лес для построения себе малой кельи. Это было 26 июля 1613 года. Окрестные жители, узнав о нем, отнеслись враждебно к его поселению и старались выжить его из пустыни, нанося различные оскорбления и обиды. Но некоторые просили старца построить церковь и завести общежитие. Тогда он решил отправиться в Москву для получения позволения и грамоты от государя. Царь дал жалованную грамоту Симону, по которой он мог владеть пространством на 10 верст во все стороны от его кельи. Возвратившись из Москвы, он приложил труды к трудам. Вскоре церковь была построена. «Но церковь была сожжена злыми людьми»,- говорится в житии преподобного Симона Воломского. Но Симон не упал духом и стал строить новую церковь, когда же она была закончена, церковь была освещена, и Симон стал настоятелем новой обители.

Сегодня Крестовоздвиженская церковь бывшей Симоно-Воломской пустыни представляет собой кирпичное, со следами побелки, здание. Расположено оно на небольшой возвышенности правого берега мелководной здесь реки Кичменги, на которую и выходит основным южным фасадом. Ее первоначальная, несимметричная относительно продольной оси, композиция представляла: основной объем храма, трапезную с северным приделом, и колокольню. При строительстве был использован большемерный кирпич (храм - 32x17x8,5см, колокольня - 27x13x8см). Здание находится в руинированном состоянии: трапезная с приделом полностью разрушена, завершение храма, и верхний ярус колокольни разобраны. Двухсветный четверик храма, обладающий приземистыми пропорциями, исходя из наличия тромпов, был пере-крыт сомкнутым восьмилотковым сводом с граненым барабаном главки. Пониженная, пятигранная в плане, апсида перекрыта коробо-вым сводом. Трапезная, судя по следам примыкания ее стен, была сдвинута от продольной оси к северу, а придел выступающей алтарной частью, закрывал треть северного фасада храма. С западной сто-роны композицию завершала колокольня, первый ярус которой был частично закрыт трапезной. В четверике храма с севера, запада и юга расположены три дверных проема с полукруглым завершением. Юж-ный оформлен как портал. Фасады четверика расчленены на два яруса тонким профилем, подчеркнутым фигурным свесом металлического покрытия, с проходящим под ним пояском валика. По южному фасаду размещены четыре окна - два з первом и два во втором ярусах четверика. Окна крупного размера: в первом ярусе 183x93см, во втором - 167x93см. Снаружи окна прямоугольные, наличники простые, образованные широкой лентой в полкирпича с выделением наружной четверти. Вставлены железные фигурные решетки с крещатым рисунком звеньев. В оконных проемах второго яруса сохранились деревянные рамы. Такие же, по величине, окна, и так же обрамленные, расположены на стенах апсиды. Их всего три: на южной стене, наиболее пострадавшей от времени, а также на восточной и северо-восточной стенах. Первый ярус южного и северного фасадов четверика храма расчленен лопатками на три прясла. Второй ярус имеет такое членение только на северном фасаде, так как на южном фасаде, на месте средних лопаток расположены окна второго света. Перспективный трехступенчатый портал, выполненный из фигурного кирпича штучного набора, обращает на себя внимание необычным выделением пятью ватиками своеобразного замкового камня. Все его уступы объединены поясками двойного валика с четко выделенным профилем импоста на арке проема. Первоначально портал завершался металлическим козырьком (несохранившимся), кронштейны которого опирались по сторонам портала на более узкие лопатки, шириной в полкирпича (следы хорошо видны в кладке). Акцент центральной композиции усилен лентами ватика. проходящими между узкими лопатками, фланкирующими с двух сторон портал и средними лопатками. Такой же валик обрамляет прямоугольный киот над порталом. Стены четверика и апсиды завершает городчатый карниз с валиком в основании. На всех лопатках выделен поясками валика уровень постамента и цоколя. Интересной особенностью является выделение западных угловых лопаток второго яруса упрощенной капителью из валика, полочки и полувала, что придает убранству фасадов некую асимметричность. Можно сказать, что храм не перестраивался. Интерьер сохранился с большими утратами. Пол выложен каменными плитами. Размер их: 53x49x5см. Стены оштукатурены. Свод разобран. Оконные проемы четверика и апсиды имеют арочные перемычки. От колокольни также остаюсь два яруса. Первый - по высоте соответствует первому ярусу четверика храма. Он перекрыт коробовым сводом и отделен от второго городчатым карнизом, более упрощенным, чем в четверике храма. Второй ярус имеет простой декор, завершаясь набольшим карнизом из трех полочек. В интерьере сохранились тромпы. Входные арочные проемы первого яруса: западный, со следами в кладке от металлического козырька, и восточный, ведущий из колокольни в трапезную, плохо прочитываются из-за поздних разрушений, В толще северной стены на второй ярус ведет лестница. В кладке видны пазы от деревянных ступеней. Во втором ярусе расположены высокие оконные проемы звона по всем стенам за исключением восточной. С восточной стороны - входной проем, ведущий из колокольни в чердачное пространство трапезной. Размер кирпича и упрощенный декор говорят о том, что колокольня строилась гораздо позже основного объема храма.

В культуре Русского Севера существовала стойкая иконографическая традиция представления святых на фоне архитектурных ансамблей основанных ими монастырей. Мы рассмотрим все известные нам изображения прп. Симона: книжную миниатюру XVII в., сохранившиеся росписи Крестовоздвиженской церкви и несколько выявленных нами икон XVIII-XIX вв. Описание росписей впервые было описано в дипломной работе Анастасии Говоровой и является одной из наиболее важных задач настоящей работы, так как памятник разрушается с катастрофической быстротой, и через несколько лет от изображений может ничего не остаться. Известно, что первая икона преподобного небольшая, '"пяденица" (размером в пядь) была написана в 1648 году Исайей Гольцовым. Возможно это была икона, почитание которой еще не было утверждено. Позже она приобрела ''официальный статус". В 1648 г. устюжский изограф Михаил Гаврилов Чистый написал новую икону по желанию граждан и окрестных жителей. Этот образ, несомненно, сохранивший портретное сходство, был помещен сверху над ракой с мощами прп. Симона. На таких иконах архитектурный фон отсутствовал. Дальнейшая судьба ни первой, ни второй икон неизвестна, нет и их описания.

Самое раннее изображение прп. Симона - это лицевая миниатюра, открывающая рукописное житие, конца XVII века. Миниатюра изображает прп. Симона Воломского в полный рост на берегу реки, на фоне архитектурных строений, среди которых выделяются две церкви. Правой рукой прп. Симон благословляет, в левой - держит свиток, где четко прочитывается: "Братия моя аще угодна дела моя Богу то и обитель моя не оскудеет". В целом изображение выдерживает сравнение с описанием иконописного подлинника: ''Насед, брадою кудреват, на конец четыре космачка, власы велики по плечам, не в схиме, а в мантии". Действительно, борода прп. Симона разделена на несколько кудрявых прядей, волосы - седые, вьющиеся по плечам. Зеленая ряса схвачена черным поясом, мантия - коричневая, сколота у подбородка. В целом миниатюра выдержана в четырех пастельных цветах: это коричневый, зеленый, серый и черный. Золотом выполнены только нимбы святого и Спаса Нерукотворного, помещенного в верхней части миниатюры, по центру. Вся миниатюра обведена тонкой линией - своеобразной рамочкой. Над ней, над Спасом Нерукотворным расположены ИС, ХС под титлом. С двух сторон от прп. Симона помещена надпись: "Преподобно священо мученик Симон новый чудотворец"'.

Нимбы прп. Симона и Спаса Нерукотворного полностью покрыты золотом, но по краю можно проследить так же концы лучей. На изображении неровная, ''холмистая" моделировка поверхности земли, тонко, как бы укрупнено, прорисована трава, наличие камней под ногами. На миниатюре прослеживается принцип симультанное™, то есть нарушение привычного для нас единства времени, когда разновременные эпизоды могли изображаться на одной иконе или миниатюре. Это изображение на одной миниатюре сразу двух церквей. Одна из них (нижняя), явно рубленная, с тремя апсидами, со звонницей и с резным, затейливым крыльцом скорее подходит под описание первой, сгоревшей церкви. О том, что церковь, трапезная, житница и келарница представляли собой единый объем, видно из текста Жития. Про вторую церковь мы знаем лишь, что она была "новая". И вторая церковь изображена здесь же, над первой, она более простая, с одной апсидой, типа клетской, хотя нам известно из Жития, что одновременно двух церквей не существовало. Дерево помещено справа от святого, на берегу реки, рядом с небольшим домиком. Если это келья, тогда дерево рядом может быть березой, по преданию выросшей над местом его кончины.

Некоторые из поздних икон, изображающих Симона Воломского, скорее, напоминают образ прп. Сергия Радонежского. А на одной из икон даже появляется схима, чего никак не могло быть в XVII в. Это поясное изображение прп. Симона. Голова обнажена, волосы, вьющиеся по плечам, борода длинная, седая, на конце разделена надвое. Правая рука прижата к груди, причем, безымянный палец согнут. Левая рука не видна, опущенная вниз. Нимб без золота, обведен контур-ной, бордовой линией. На фоне нимба сверху по центру и симметрично справа и слева от лика видны отверстия, а по контуру головы, на незначительном расстоянии, сохранился след от металлической накладки. Надпись белилами: Св. Симонъ. Воломский. По всему пе-риметру икона обведена красной краской. По свидетельству местных жителей, эта икона находится в одном из частных домов Вологодской области. Размер ее неизвестен. У нас имеется только фотография изображения.

Следующие две иконы находятся в храме св. Стефана Пермского в Устюге. На обеих - идентичное изображение в полный рост прп. Симона Воломского и св. прав. Прокопия Устюжского, являющегося покровителем Великого Устюга. Здесь и далее датировка икон, находя-щихся в Устюге, приводится по результатам исследования, проведенного сотрудником Велико-Устюжского Государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника Л.Н. Сыровацкой. Первая икона, более ранняя, датируется начатом XIX в. Это работа устюжского мастера. Доска, левкас, темпера. Размеры: 115x57 см. Надпись киноварью: Св, Правед. Прокопий устюж. чудотв. Пре-под. Симонъ Воломс. чудотв. Одежда св. Прокопия, помещенного ма-стером слева, состоит из двух накидок - белой и ярко-красной. Правое плечо - оголено, рука прижата к груди. В левой руке св. Прокопий держит три кочерги. По сравнению с прп. Симоном, он выглядит моложе. Прп. Симон (справа) изображен в мантии и зеленой епитрахили. Руки его сложены на груди, голова обнажена. Борода - седая, округлая, окладистая, вьющиеся по плечам волосы. Взгляд опущен в землю. Бугристое, неясное изображение позема. Фоном служит голубое небо в белых и золотых облаках. Сверху по центру, в облаках, помещено фронтальное поясное изображение благословляющего Христа. По обе стороны от него ИС, ХС под титлом. Орнамент в углах иконы характерен для XIX века. Нимбы и детали орнамента - позолочены.

Вторая икона датируется уже концом XIX века. Доска, левкас, темпе-ра. Она не такая большая. Ее размеры: 54,5x47 см. Отличается эта икона более примитивной манерой исполнения. Надпись: Св. Прав. Прокопий Устюж. чуд. Св. Преп. Симон Воломский. Она не так интересна и до деталей повторяет первую. Скорее всего, эта икона являет-ся более поздним списком с первой, и была выполнена не таким искусным мастером.

Интересно, что на обеих иконах св. Прокопий изображен с тремя ко-чергами в руке. Почему рядом с прп. Симоном оказывается именно этот святой? Прп. Симон погибает в дни, когда монастырская братия отсутствует, отправившись в Устюг, на поклонение Прокопию Праведному. Но, возможно, помещение этих двух святых на одной иконе связано с их почитанием. Во-первых, и тот и другой являются местночтимыми святыми. Теперь имя Прокопия начинают связывать с аг-рарным циклом. В иконографии святого появляются три кочерги, что мы видим к в данном случае. Эта его новая функция вытесняет предыдущую (покровителя и защитника Великого Устюга от враже-ского нападения) и становится основной. В свою очередь прп. Симон становится покровителем домашнего скота и хранителем очага.

Интересно еще одно изображение прп. Симона. Эта икона также находится в храме Св. Стефана Пермского, Великого Устюга. Датируется она к. XVIII - н. XIX в. Надпись киноварью: Преп. Симон Воломский чудотв. Доска с двумя врезными шпонками, паволока, левкас, темпера. Размер ее: 58x44,5 см. Это также работа Устюжского мастера. На сей раз это поясное изображение. Правая рука прп. Симона прижата к груди, в левой - грамота. Золотой нимб тонко очерчен киноварью. По всему периметру темной краской проведена линия, имитирующая лузгу. Поля - коричневые. Справа и внизу по краю доски-утраты красочного слоя. Интересно, что лик. сама манера письма, фон - синий в золотых и белых облаках, складки одежды, зеленая епитрахиль - все с точностью повторяет образ прп. Симона со св. Прокопием с первой из двух икон этим святым.

Основной иконографический материал содержится в росписях бывшей монастырской церкви. Все они находятся в плохой сохранности и продолжают разрушаться.

По стенам четверика, несимметрично относительно друг друга, раз-мещено шесть житийных сюжетов. Первый и второй сюжеты распо-ложены на северной стене, третий -на южной, между окнами второго света, четвертый, пятый и шестой сюжеты - на западной стене. Три из них хорошо прочитываются, остальные частично сбиты. Поверхность красочного слоя сильно повреждена. Росписи выполнены мастером местной школы, без золота, в приглушенных пастельных тонах. Раз-мер их в среднем 2x2 м. Содержание росписей четко следует житию прп. Симона, причем иллюстрирует основные моменты, связанные только с основанием пустыни. Интересно, что в верхней части каждо-го из шести сюжетов помещена длинная надпись, поясняющая изображение и почти дословно цитирующая житие. Каждый из шести сюжетов и изображение Бога Отца в алтаре, оформлены тянутой штукатурной рамой. Мы рассмотрим все шесть сюжетов. Расположены они, на первый взгляд, без определенного порядка, нарушая последовательность житийных событий. Три из наименее пострадавших сюже-тов происходят на фоне церкви и колокольни, соединенных между собой трапезной. Автор росписей утверждал, что эту церковь построил сам прп. Симон.

По житию первую церковь прп. Симона сжигают. На северной стене можно видеть небольшой сохранившийся фрагмент росписи - остро-конечную восьмигранную кровлю с крестом наверху и вырывающимися языками пламени. И в житии читаем: ""не возмогоша пламене угасити, но едва потребных мало изнесше, церковь, погоре вся до ос-нования". Текст в верхней части росписи не прочитывается.

И сгоревшую церковь и новую художник изображает одинаково. Из фрагмента росписи видно, что остроконечная кровля - это завершение колокольни, и чуть правее, над краем сбитой штукатурки виден крест из несохранившегося изображения церкви. Даже пламя на колокольне именно "вырывается" из небольших круглых окошечек, которые можно видеть в следующих сюжетах.

23 января 1620 года Ростовский митрополит Варлаам благословил освятить построенную прп. Симоном новую Крестовоздвиженскую церковь, и самого его возвел в сан священника и сделал настоятелем новой обители. Здесь же, на северной стене, но несколько выше, рас-положен сюжет, повествующий именно об этом моменте биографии Симона. Прп. Симон в епитрахили и мантии, и еще некий неизвестный человек в длинной темной одежде изображены стоящими на фоне творения рук своих - церкви с колокольней и трапезной, обнесенных невысокой оградой. Церковь - двухъярусная, с одной небольшой главкой. И в первом и во втором ярусе художник изобразил по три окна. Алтарная часть не видна, так как выходит за границу изображения. Колокольня - восьмигранная, и также как и церковь, - в два яруса. Видны три грани, во втором ярусе - три высоких проема звонницы. На кровле - три небольших круглых окошка. Под двускатной кровлей трапезной, также три окна в ряд. За оградой видны двускатные кровли двух домиков с правой и с левой стороны. У прп. Симона на голове клобук, ряса темно-коричневая, серо-голубая мантия и синяя с крестами епитрахиль. Цвет епитрахили почти полностью утрачен до белого. Оригинальный цвет сохранился над левой рукой святого. Левая рука прижата к груди, а в правой руке, согнутой в локте, - длинные четки. На переднем плане изображены пни деревьев.

Еще при описании первой церкви в житии упоминается сподвижник Симона - некий Андреан: "Егда же видя еже от трудов своих будет лесу на поставление церкви, тогда умоляет ту же пребывающего брата именем Андреана еже спотрудитися ему в такове деле блазе". Возможно, что он и изображен, стоящим рядом.

Дважды пытались местные крестьяне отобрать у Симона царскую грамоту, чтобы потом разрушить пустынь и прогнать его как поселившегося самовольно. И два следующих сюжета из сохранившихся росписей церкви повествуют о мучениях святого и имеют точно такой же архитектурный фон, что и первый сюжет. Изображение церкви и колокольни идентично, за исключением отсутствия здесь и в следующих сюжетах домиков за монастырской оградой. По житию, когда прп. Симон рубил лес недалеко от обители, к нему пришли крестьяне и стали требовать царской грамоты. Они жестоко избили его и угрожали смертью. На южной стене между окнами второго света изображен преподобный, опять же в епитрахили и мантии, стоящий на коленях, а над ним по левую и правую стороны помещены художником два человека в крестьянских рубахах, грубых штанах и лаптях. Один из них в зеленой подпоясанной рубахе и зеленом головном уборе, изображенный справа за спиной святого, замахивается над головой Симона палкой. Второй, в белой рубахе, держит его за голову. В жи-тии читаем: "емше за власы страшаху его посечением". В правом нижнем углу росписи изображен крупно пень срубленного дерева. Здесь и в следующих сюжетах надпись сверху не прочитывается.

Житие описывает страшные мучения преп. Симона, вплоть до пыток огнем. И это нашло свое отражение в росписях. На западной стене прямо по центру, над арочным проемом, ведущим в трапезную, изображен сюжет, рассказывающий о кончине преподобного. Действие происходит опять же на фоне церкви. Здесь, изображение включает алтарную часть церкви. В центре росписи, на холме, под большим де-ревом разворачиваются последние события из жизни основателя пу-стыни. На переднем плане у костра с левой стороны помещен человек в зеленых крестьянских одеждах, держащий над огнем две скрещенные палки. Справа от костра другой крестьянин в белой рубахе и синем головном уборе левой рукой держит за голову стоящего на коле-нях прп. Симона, а правой замахивается каким-то предметом. Это единственный сюжет, где мы видим дерево. Им обозначено место смерти святого. «И по убиении же святаго Священномученика Симо-на, идеже мученическую кончину прият, и на том месте израсте вскоре древо велие, именуемое береза: и ветми зело украшено, на удивле-ние всем, юже и доныне зрящим е". На западной стене, по левую и правую сторону от арочного проема, ведущего в трапезную, размещены два оставшихся сюжета. Они-то и нарушают хронологическую по-следовательность житийного повествования. Один из них почти весь сбит. Сохранилась верхняя часть - голова преп. Симона (справа) и верхняя часть фигур, судя по одежде, тех же двух крестьян (слева) на фоне неба и деревьев. Вероятно, это одна из первых мирных бесед-требований крестьян отдать грамоту. И последний сюжет очень напоминает икону. Здесь уже нет посторонних действующих лиц, но толь-ко изображение прп. Симона. В полный рост в коричневой монашеской одежде и клобуке, с посохом в руке, на поляне и в окружении деревьев. Отсутствие епитрахили и мантии, наличие посоха в руке дает нам возможность предположить, что здесь изображено одно из странствий прп. Симона, а может быть прибытие на "место благопотребно ко уединению жительству, и доброплодно ко плодородию зем-ных" или путешествие его в Москву за благословением "обитель составите и братию собрати".

Несмотря на то. что росписи Крестовоздвиженсксй церкви, несомнен-но, поздние, они представляют определенный интерес. Важно, что весь храм, за исключением апсиды, расписан строго по житию одного святого. И это притом, что сам храм освящен в честь Воздвижения Животворящего Креста. Тем не менее, такое "посвящение" росписей встречается крайне редко. В данном случае росписи Крестовоздвиженского храма оригинальны. Каждый сюжет представляет собой клеймо житийной иконы. Изображение в интерьере церкви ее внешнего вида в контексте житийных событий подтверждает преда-ние о том, что ныне существующую Крестовоздвиженскую церковь построил сам Симон. Это могло произойти, согласно житию, в пер-вой четверти XVII века. Но этим сведениям противоречат документы Клировых ведомостей за 1913 год («Ведомость о церкви»), очень интересны по своему содержанию «Послужные списки» и «Ведомость о приходе».

Заключение.

Таким образом, познакомившись с происхождением памятника, исследовав его архитектуру и изучив иконопись обители, мы приходим к выводу, что главной задачей на сегодняшний день является сохранение разрушающегося памятника. Если не принять срочных мер, есть угроза разрушения алтаря. Не спасает от разрушения внутреннего интерьера, настенных живописей перекрытая в 2003г. крыша. Не ис-пользуемые земли порастают лесом, который постепенно поглощает и дорогу, ведущую на Воломы.

Крестовоздвиженская церковь, построенная в последние годы существования Симоно -Воломской пустыни, является одним из интерес-нейших источников по истории обители, и, несмотря на аварийное состояние, представляет определенный историко-архитектурный интерес как образец северорусского зодчества XVIII века.

Список респондентов:

1. Маклаков Александр Дмитриевич, 1929 г. р.. д. Подол Сараевского с/с.

2. Маклаков Николай Васильевич, 1930 г. р.. д. Подол Сараевского с/с.

3. Маклакова Текуса Алексеевна , 1929 г. р.. д. Подол Сараевского с/с.

4. Некипелова Нина Алексеевна, 1926 г. р.. д. Наволок Сараевского с/с.

5. Пьянкова Фаина Николаевна, 1933 г. р., д. Якгаинская Сараевского с/с.

6. Рыбин Михаил Ревокатович, с. Сараево.

7. Щепелин Сергей Александрович, с. Кичменгский Городок.

Использованная литература:

1. Великий Устюг: Краеведческий альманах. Вып.З. - Вологда: издательство «Русь», 2004.

2. Глагол времени: Исследования и материалы. Статьи и сообщения межрегиональной научной конференции «Прокопиевекие чге-ния»/Научн. ред. Р.П.Биланчук, А.В. Камкин, С.А.Тихомиров. Сост. Н.А.Некипелова, С.А. Тихомиров. - Вологда: «Книжное наследие». 2005. - 440 с, илл. - «Православные святыни и подвижники Вологодского края».

3. Историчесюя сказашя о жизни святыхъ подвизавшихся въ Вологодской епархш. Вологда 1880.

4. Камкин А.В. Православная церковь на Севере России: Очерки истории до 1917 года. Вологда, 1992.-160 с.

5. Ключевский В.О. О русской истории: [Сборник]/ Сост., авт. предисл. и примеч. В.В.Артемов; Под ред. В.И. Буганова. - М: Просвеще-ние, 1993. - 576 с.

6. Кацва Л.А., Юрганов А.Л. История России VIII - XV вв.: Экспериментальный учебник для учащихся VII класса. - М: МИРОС, 1994. - 240 с: ил.

7. Рыбин М. Р. Сборник стихов «Белые травы».2000.

8. Шильниковская В.П. Великий Устюг (развитие архитектуры города до середины XIX в.) М.,Стройиздат,1973.223с.

Список использованных неопубликованных источников:

1. Говорова А.Н. Дипломная работа «Крестовоздвиженская Симоно - Воломская пустынь-малый монастырь Русского Севера. Комплексное исследование. Москва 2000.

2. Житие иреп. Симона Воломского Устюжского. ОР ГИМ. Синод, собр. № 406 Л.24.

3. Клировые ведомости 1913 г. г.Великий Устюг.

4. Челобитная грамота 1691 г. строителя Симоно-Воломской пустыни иеромонаха Питирима Збраева архиепископу Великоустюжскому и Тотемскому Александру о благословении на строительство холодной церкви во имя Воскресения Христова. А также благословенная грамота на строительство.